Джек с сыном на побережье

Коковкин В.П.

К Андре де Хельмонт. За чертой горизонта: Роман /Х.: Мачулин, 2015. – 272 с.

ISBN

Это 2-ая книжка о молодом некромаге Андре де Хельмонте. Эта история произошла с мальчуганом сходу после приключений в Ином мире, когда Андре одержал победу над властелином бесов и возвратил маму...

Бейн знакомится с Андре, - таинственным мальчуганом Джек с сыном на побережье, живущим в маяке на побережье.

С каждым деньком их дружба становится все крепче. Друг в друге они находят неплохую поддержку и осознание. Спустя время Андре открывает Бейну свою тайну, с которой он пришел в мир мертвых…

ISBN УДК

ББК

К

Андре де Хельмонт

© 2016 Владимир Коковкин

© Художественное

оформлениеVladLion, 2016

Посвящаю братухе Андрею,

которому забавны те же глупости,

что Джек с сыном на побережье и мне.

Ты славный юноша

Время от времени я

жутко по нему скучаю.

По его носу «пуговкой».

По его детской

конкретной ухмылке…

Глава 1.

Мир за горизонтом

Некие вещи есть,

даже если их не видно.

Источник неизвестен

Мир Бейна издавна стал историей, - холодящей душу, увлажненной от слез историей, написанной на страничках книжки в Джек с сыном на побережье незаметной обложке с потертыми краями. Можешь веровать в то, что эта история была правдой. Можешь не веровать. Но все, о чем ты прочтешь тут, - когда-то вышло по сути. Мир Бейна издавна стал мертвым.

Так случилось в один прекрасный момент, и так будет длиться всегда, до того времени, пока Джек с сыном на побережье всевластное Время не закончит собственный бег.

На городские улицы выпал 1-ый в этом году снег. Все мгновенно зополучило девственную чистоту и белоснежность. Ветки деревьев, тротуары, вершины фонарей, крыши домов, газоны и парки – все укрылось узким слоем выпавшего сейчас ночкой снега. Солнце низковато висело над землей и отсвечивало колоритными лучами в Джек с сыном на побережье переливающихся снежинках. Небо казалось печальным, вобщем, как хоть какое зимнее небо. Оно было сероватым и немым.

Ветра не было. Стоял легкий, в несколько градусов, мороз, что пощипывал щеки и нос и пробовал добраться до рук в теплых перчатках и ног - в башмаках, но чего ему никак не удавалось Джек с сыном на побережье.

Приехав сейчас в городской парк, Андре медлительно шел по аллее, сунув руки в кармашки, укутанный в теплое пальто. На его голове была светлая вязаная шапка, а на шейке – шарф.

Шаги мальчугана были неспешными и стабильными. Он размышлял, вдумчиво смотря в снег под ногами. Тот скрепел и искрился. Вдруг Андре решил Джек с сыном на побережье свернуть с аллейки, и пошел через парк мимо черных стволов спящих деревьев. Время от времени попадались зеленые ели, припорошенные, как и другие деревья, снегом. Некромаг осторожно двигался мимо их, как и раньше не вынимая рук из кармашков. Мороз, казалось, креп и начинал прохватывать.

Минуя еще одну ель, Андре задел ветку, и Джек с сыном на побережье посыпался снег, заиграв столбом иголочек в косом утреннем свете. Парк кончался. За ним проходила черная промерзлая дорога, убегающая далековато за склон. Позже показалась ограда из стальных прутков. Двинувшись повдоль нее, Андре оказался перед воротами городского кладбища.

Со скрипом открыв калитку, он ступил на припорошенную снегом дорожку.

Сердечко затрепетало, посильнее Джек с сыном на побережье забившись в груди в предвкушении скорой встречи…

В малеханькой комнате, заполненной только светом настольной лампы, за маленьким столом, заваленном листами исписанной бумаги, посиживал среднего телосложения мужик, одетый в спортивные брюки и рубаху с закатанными рукавами. Волосы на его голове были растрепаны после сна. Мужик писал в маленьком альбоме, - очень Джек с сыном на побережье сосредоточенный и собранный. Он работал, стремительно занося мысли на белоснежную бумагу, как будто страшился что-то запамятовать либо упустить.

Издавна уже вот так посреди ночи Джек пробуждался с кликом, как будто увидел ужас, и начинал писать. Что это было: просыпание вдохновения, толчок либо неслыханная боль, которая сейчас Джек с сыном на побережье стала неотъемлемой частью Джека, всей его сутью?

Мемуары наваливались, как будто снежная лавина, - мгновенно, мгновенно и без предупреждения. Джек сдавался в их плен. Он даже не пробовал биться с ними. Он и не желал биться. Так как мемуары, - это все, что осталось у него. Он растерял прошлую жизнь Джек с сыном на побережье, что была счастливой; жизнь, к которой он пробивал путь через тернии, разрывал своими руками прочные ветки зарослей, что вырастали перед ним, и шел далее, к собственной цели. Джек получил все, к чему шел: любящую супругу, которая родила ему красивого отпрыска; большой дом, который выстроил вдалеке от городка; купил роскошный автомобиль, о Джек с сыном на побережье котором всегда грезил, и помирился с папой, на которого был длительное время обижен…

У Джека было все, к чему он стремился. А что осталось сейчас?

Сейчас остались только мемуары, которые раз за разом беспокоили его и деньком, и ночкой, прогоняя сон и заставляя писать. Что-то загадочное и Джек с сыном на побережье таинственное было в этом хобби. Мальчуганом он обожал сочинять достойные внимания истории и записывать их в маленькой блокнот, который ему подарила мать.

Когда небольшой Джек вырос, хобби осталось только хобби. Взрослая жизнь принудила его пересмотреть свои ценности и сделать выбор.

Сейчас все пропало. Остались только боль, грусть, горечь утраты и Джек с сыном на побережье… пустота.

Утро было еще далековато, а мемуары – совершенно близко. Джек вытер вспотевший лоб и поглядел в черный угол комнаты. Почему он тут? Почему его сегодняшним жильем стала эта черная, мокроватая квартирка? Почему жизнь так поступила с ним?!

Перед очами Джека опять задвигались образы, и он возвратился к Джек с сыном на побережье альбому. Он еле успевал вносить все на бумагу. Вялый и вспотевший от духоты, что как будто навечно поселилась в его новеньком доме, Джек безустанно писал, писал и писал…

И в один момент застыл. Мемуары отступили, как будто волны в море. Отступили, чтоб возвратиться и стукнуть с еще большей силой. Но пока их Джек с сыном на побережье не было, Джек затаил дыхание. Он лицезрел странноватый мир, что как будто расцветал в его воображении. Джек страшился моргнуть, чтоб не напугать красивое видение…

Посреди бескрайних бугров, что плавненько перерастали в высочайшие снежные горы, раскинулось неохватное место желтоватых ромашек. По их лохматым цветочным головкам время от Джек с сыном на побережье времени пробегал ветер, нарушая тысячелетний покой и стремительно устремляясь в небо, как будто юркая ласточка.

Шикарные зелено-желтые луга, густые глухие леса и искрящиеся ручьи, - все это великолепие было в невероятном мире буйных цветов и цветов, в мире воображения и нескончаемого юношества.

Голубые небеса казались бездонной чашей, опрокинутой на это великолепие Джек с сыном на побережье. На деньке перевернутой чаши собрались мелкие, еле приметные лохматые облака. Они стремительно сближались и будто бы обымали друг дружку, становясь все в большей и большей степени, грозя перевоплотиться в черные дождевые тучи.

Солнца не было видно, но его свет и приятное тепло ощущалось на теле легкими прикосновениями. Воздух был Джек с сыном на побережье чист и прозрачен, как весной, заполнен запахами, принесенными с морского побережья, и непрерывным жужжанием одичавших пчел.

Взор пробежал по всей этой красе снова и тормознул на склоне 1-го из бугров. Прикрыв ладонью глаза от броского света, можно было различить небольшой домик, который практически не виден меж зарослями сердолика и одичавшего Джек с сыном на побережье винограда. Как будто коричневая коробка, забытая в высочайшей травке какой-либо девченкой, домик врос в землю, припал к ней низкими провалами окон. Ранее он служил пристанищем для заблудившихся в мире за горизонтом душ. Да и они скоро покинули его. Любопытно, живет ли кто-то в домике сейчас Джек с сыном на побережье?

Загадочною тишину, заполненную только легкими порывами ветра и рокотом пчел, нарушали шорохи. Это было слышно скользящее прикосновение желтоватых лепестков о гладкую кожу мелькающих босоногих ног. Небольшой одинокий странник посреди бескрайнего океана цветов. Он стремительно бежал по буграм, время от времени касаясь кончиками пальцев цветочных головок.

Мальчишка был прекрасен, неописуемо прекрасен Джек с сыном на побережье. У него были большие голубые глаза, что сияли чистотой и невинностью, немного пухлые, румяные от бега, щеки, и сам он был весь незапятнанный и осторожный. Да, он был прекрасен. Вобщем, в этом месте все было прекрасно, так как это особое место. Его нет ни на одной карте в мире и Джек с сыном на побережье ни на одном глобусе его нереально найти. Но оно было. Место это расчудесное, время от времени по-хорошему безумное, неописуемое, потрясающее.

У бегущего по цветочному полю мальчугана своя история жизни. У каждого есть своя история, но у этого малыша она особая и отличается от всех иных Джек с сыном на побережье. Жизнь хоть какого человека как будто большая книжка, что состоит из глав. Жизнь этого мальчугана похожа на узкую книгу в мягенькой обложке. Но обложка не принципиальна. Принципиальна история, написанная на ее страничках, и эта история трогает за самую душу.

Поле казалось безграничным, но мальчишка не боялся этого. Он безустанно бежал Джек с сыном на побережье вперед, немного подгоняемый свежайшим ветром.

Вот небольшой странник тормознул в тени сиротливо возрастающего среди желтоватого поля дуба. Его раскидистые ветки кидали на землю много ласковой прохлады. Листья чуток шелестели, перешептываясь.

Мальчишка прикоснулся к грубой коре, провел рукою по стволу и отнял пальцы. Ему вспомнился старенькый сад, что рос неподалеку от дома Джек с сыном на побережье. О, этот сад – чудное место! Приходя туда, мальчишка как будто попадал в сказку. Он оставался там совсем один, - вокруг были только птицы и природа. Ложась в травку под большой яблоней и наслаждаясь неописуемым вкусом плода, он глядел через просветы в кроне на небо.

Конкретно в такие моменты к Джек с сыном на побережье мальчугану приходили ангелы. Они были похожи на скопление света, туч и золотых искр. Их голоса были звонки, как хрусталь, и приятны слуху. Часами мальчишка слушал их. Ангелы гласили ему про необычное место «между небом и землей», место, где свершаются все самые необычные желания… Но место это невозвратное. Все, кто Джек с сыном на побережье попадает туда, не могут возвратиться вспять. «Куда возвратиться?!» - спрашивал тогда мальчишка. «В мир живых…»

Замолчав, ангелы давали мальчугану время помыслить. Он спросил позже, что это место, наверняка, рай… Сотворения из света и искр закачали головами: «Нет, это не рай…»

В мире много непознанного и непонятного. Мальчишка задумывался Джек с сыном на побережье над этим.

В последующие разы ангелы пели. Изумительные мелодии лились из их уст, наполняя всего мальчугана, и он был счастлив, безрассудно счастлив, слушая пение ангелов.

Сейчас мальчишка сообразил, о каком месте гласили посланники небес. Он попал в это место. Он помнит все ранее момента, как оказался тут…

Мысли были распуганы грохотом грома Джек с сыном на побережье, что проехался по небу далековато за горами. Свет в один момент померк. Стало прохладно.

Мальчишка вышел из-под дерева и поторопился к домику – там он мог укрыться от дождика.

Ветер становился все посильнее. По небу помчались свинцовые тучи. Они нависали над бегущим мальчуганом, прогибали животы, как Джек с сыном на побережье будто из их вот-вот вырвутся потоки воды и хлынут на желтоватое поле.

Цветочки попрятались от непогодицы. Они замкнули лепестки и опустили вниз головки, дрожа, как будто живы, от испуга. Неуж-то они страшились грохота с небес, сверкающих зигзагов и обжигающих капель воды?

Мальчишка торопился. Чувствуя очередной прилив неизвестной силы, он Джек с сыном на побережье взмахнул руками и поднялся в воздух, пролетая над сжавшимися цветами.

Суровое небо в один момент замолчало, сильный ветер стих, а позже молния начертила калоритные письмена над полем, - и хлынул ливень.

Мальчишка долетел к домику на склоне холмика, стремительно погрузился на небольшой двор и забежал вовнутрь. Туманный занавес дождика укрыл Джек с сыном на побережье весь мир.

Обернувшись в дверцах на лившие с неба потоки воды, мальчишка застыл. Его глаза, ранее калоритные, отливающие синевой вод теплой тихоокеанской лагуны, потухли, пропал наполнявший их сияние, по круглому лицу пробежала тень, уголки губ чуток приметно дрогнули, - и полились жаркие слезы. Мальчишка съехал по открытой двери на пол Джек с сыном на побережье. Прижав колени к подбородку и обхватив их руками, мальчишка рыдал. Он рыдал за своим прошедшим, которое не возвратится, и за своим будущим, которого у него уже никогда не будет… На данный момент он осознавал, что застрял в этом неизвестном мире, наверняка, навечно, не имея способности двигаться вперед Джек с сыном на побережье.

Тучи над темно-коричневым домом расступились и из образовавшегося просвета на влажное цветочное поле бросились потоки броского солнечного света. Вдруг из земли появились высочайшие изумрудно-зеленые ели, как будто оплетенные узкой сетью тумана. От их веяло некий загадочностью и загадками. Мальчишка обширно открыл глаза и приоткрыл рот. Зрелище было непередаваемо красивым Джек с сыном на побережье. Поднявшись на цыпочки, мальчишка попробовал заглянуть за высочайшие кроны деревьев. Как будто повинуясь его желанию, из-за их восстал большой водопад, суровые воды которого низвергались в образовавшийся каньон. Ели пропали. А большой водопад заревел, как будто одичавшие стада бизонов. Запахло свежестью. На кожу рук и лица мальчугана медлительно осели Джек с сыном на побережье мелкие капельки.

Водопад стал расти. Его воды падали вниз все с большей высоты, пока, в конце концов, вода не пропала, а на показавшихся мгновенно горах появился белый крылатый жеребец. Мальчишка завороженно смотрел за движениями красивого сказочного сотворения, не в состоянии отвести взор. Пегас минутку стоял не шелохнувшись, как Джек с сыном на побережье будто смотрел на мальчугана. Позже он тряхнул длинноватой золотисто-белой гривой и поднялся на задние ноги. Его гулкий глас разлегся по миру, отозвавшись во всем, что находилось тут, и замолк. Пегас стукнул фронтальными копытами о гору, круто развернулся и скрылся в крадущемся по горе тумане.

Только сейчас мальчишка сумел Джек с сыном на побережье выдохнуть. На его глаза накатились слезы и побежали по гладким щекам, капая на рубаху. Почему он рыдал? Даже сам мальчишка не знал этого.

Гора пропала так же в один момент, как и появилась. Мальчишка опять увидел цветочное поле. Желтоватые головки раскрыли лепестки, улыбаясь разошедшимся тучам и опять голубому небу. Солнце Джек с сыном на побережье задело их, - и ромашки заискрились золотыми брызгами. Поле изменялось. Рядом с большущим дубом подросло еще четыре. Под их ветвями появились лавки, темные тела фонарей и широкие парковые дорожки из сероватого камня. В тени дубов пронеслась свора голубей, звучно хлопая крыльями. Они сели неподалеку от лавки, с деловым Джек с сыном на побережье видом собирая брошенные на камешки зерна. В этот момент из тени 1-го из дубов вышел мужик. В руках он держал что-то вроде книжки. Мальчугану было тяжело разглядеть эту вещь. Мужик испугал голубей, и они взлетели в воздух, наполнив все вокруг шумом хлопающих крыльев. Птицы взмыли в небо, развернулись, и снова опустились Джек с сыном на побережье на землю. Незнакомец сел на лавку и раскрыл книжку. Ею оказался альбом с фото. Он длительно рассматривал любой из снимков, и, как показалось мальчугану, рыдал. Этот человек напомнил ему его папу. Может быть он так же приходит в городской парк и глядит альбом с фото отпрыска, и рыдает.

Мальчишка Джек с сыном на побережье сглотнул подступивший к горлу противный комок и утер побежавшую по щеке слезу. Мужик закрыл альбом, сложил на нем руки и уставился заплаканным взором куда-то вдаль. Мальчугану даже показалось, что он глядит на него. Как хотелось ему, чтоб его папа на данный момент так же смотрел на него Джек с сыном на побережье, собственного возлюбленного отпрыска. Но это был не его отец. Это был даже не реальный мужик, а всего только иллюзия, нарисованная в этом мире воображением мальчугана, его желаниями и мечтами.

Еще мгновение мужик посиживал тихо, думая о кое-чем собственном. Позже вздрогнул, стремительно поднялся, запихнул руки глубоко в кармашки брюк Джек с сыном на побережье и ушел туда, откуда появился.

Мир одномоментно потемнел. Цветочное поле окружила темная цепь гор, немного подернутая дымкой. Среди поля появилась сухая, мертвая акация. Ее ветки торчали ввысь, как будто кости, что делало дерево еще больше схожим на покойника. Под акацией валялись камешки, груды камешков, поросшие темным мхом. Мальчишка поднял глаза Джек с сыном на побережье к небу. Ему очень хотелось, чтоб эта картина поменялась. И его желание было услышано. Томные тучи расступились, и на мертвое дерево полился броский солнечный свет. Здесь же акация буйно расцвела. Ее сладкий запах заструился по полю с ромашками.

Над деревом появилась радуга, что началась от порога Джек с сыном на побережье дома мальчугана, у которого тот стоял, и переброшенная к самому краю мира. Подняв босоногую ногу, мальчишка ступил на разноцветную дорожку. Она устремила его далековато вперед, к самому морю, которое шумно разбивало пенные волны о скалистый сберегал. Было холодно. Порывистый ветер гневно трепал волосы и одежку, пронизывающий и ледяной.

Мальчишка поежился, перепрыгнул Джек с сыном на побережье на проплывающие мимо облака и сел там, скрестив под собой ноги. Он глядел на все это великолепие, на весь этот расчудесный мир, в каком он владелец, мир, который слушает и исполняет только его, мальчугана, желания.

Мальчишка поднялся на ноги и пошел далее. Он очутился в комнате с Джек с сыном на побережье обветшалыми стенками и только с одной-единственной дверцей, которая была закрыта. Мальчишка осмотрелся. В углах и под стенками были навалены кучи мусора, маленьких камешков, штукатурки и кусочки обоев. В стенках показывались кирпичные блоки, и в швах меж ними рос зеленоватый лохматый мох. Было мокро и сыровато. Мальчишка поднял глаза к потолку Джек с сыном на побережье. Он тоже был в страшном запущении. Несколько толстых балок держали на для себя ряды грубо обструганных реек, на которых когда-то крепился потолок. На данный момент он полностью весь обвалился. Проследив очами, куда ползет зеленоватый мох, мальчишка приостановил взор на нижней части двери. Мох на ней рос в особенности густо Джек с сыном на побережье и, казалось, был зеленее обыденного. Проделав шажок, мальчишка решительно толкнул дверь. Она с неприятным скрипом открылась, и в комнату неспеша пробралась маленькая лужица воды. Выглянув в просвет двери, мальчишка застыл от восхищения, - прямо к стенкам комнаты подошло море. Легкие волны пробирались в комнату, оставляя после себя влажный Джек с сыном на побережье пол и песок, а позже опять отступали в море.

Два сизокрылых голубя влетели в открытую дверь и с шумом пронеслись мимо мальчугана, скрывшись сзади него. Он не обернулся. Его тянуло неизведанное, и он сделал шаг в воду.

И здесь вода расступилась. На замену ей пришел туман, что медлительно стелился по земле Джек с сыном на побережье и пологим, зеленым берегам озера, по низким горам с падающим в озеро водопадом, по стволу старенького сухого клена, обидно склонившего к земле ветки.

Мальчишка стоял на небольшом древесном мосту, ощущая ступнями холод дерева. Вода в озере была замершей и как будто неживой. Место заполняла странноватая тишь Джек с сыном на побережье, - даже водопад безшумно кидал в озеро свои воды. На другом берегу, судя по остаткам некогда больших арочных окон, в руинах покоилась церковь.

И опять все поменялось. Небо получило цвет пурпуровых цветов какого-то диковинного цветка, что вырастал из-за горизонта, а к самому основанию большой цветочной головки тянулась аква поверхность Джек с сыном на побережье, что отражала фиолетовые и красные цвета неба. И вот мальчишка увидел, как от цветка отделилась чья-то фигура, которая направилась к нему. Это была женская фигура. Она медлительно двигалась вперед, как будто плыла, окруженная красным заревом. Скоро она приблизится так близко, что мальчишка сумеет различить, какого цвета глаза у дамы. Мальчишка Джек с сыном на побережье сумеет различить, что на ее привлекательном лице с курносым носом искрятся веснушки, а меж бардовых губ светятся ровненькие белоснежные зубы. Скоро он сумеет коснуться ее шелковистых рыжеватых волос и почувствовать их запах, когда закопает в их собственный нос. Совершенно скоро мальчишка ощутит тепло ее мягенького тела, также благоуханного и Джек с сыном на побережье кое-где глубоко в душе такового знакомого и незнакомого сразу. Уже скоро это произойдет. Мальчишка знал это, так как все повторяется опять и опять, как будто заезженная древняя кинопленка, и порою мальчугану не нравится его мир. Порою он терпеть не может его за эту способность воссоздавать Джек с сыном на побережье образы, мысли и желания, так как они больно ранят его малюсенькое сердечко.

Когда-то мальчишка обожал сказки братьев Гримм и Александра Грина… Он грезил плавать на большущем корабле по бушующему океану, биться с опасными пиратами и выручать от огнедышащих драконов прекрасных принцесс. Он обожал галлактические приключения Звездных Войн с лазерными Джек с сыном на побережье бластерами и сверхбыстрыми кораблями. Он желал открыть новейшую планетку, населенную неслыханными ранее жителями.

Мальчишка обожал картины. Его зачаровывала мистика, что таилась в полотнах, которые висели у папы в кабинете. А в один прекрасный момент он уговорил отца сходить с ним в картинную галерею…

Мальчишка скучал по всему этому, также за Джек с сыном на побережье людьми, которые его окружали - за отцом, матерью, дедушкой и Андре… Их ему не хватало больше всего.

Сейчас он может купаться в ультрафиолетовых брызгах света, что льются днем из-за гор; может опускаться на дно самого глубочайшего озера в его аква королевство и лазить по лестнице в самое небо, сидя там Джек с сыном на побережье на мягеньких облаках и смотря вдаль на собственный мир. Сейчас он может делать все, что ему вздумается, полностью все, и тут он не изменяется. Ему все так же одиннадцать. Он очень юн и практически не жил, так как отлично помнит, как погиб.

- Папа?

Джек испуганно обернулся Джек с сыном на побережье. Обширно раскрытыми очами он смотрел в открытые двери, в мгле квартиры угадывая милый сердечку силуэт. Джек стремительно вытер слезы и развернулся на стуле.

- Бейни?

- Папа, я тут… - И силуэт пропал за стенкой, только звук босоногих ног послышался в коридоре.

- Бейни… - шепнул Джек, но не вышел из комнаты. Видение? Либо он понемногу Джек с сыном на побережье сходит с мозга?!.

С утра было прохладно. Надев пальто, шапку и шарф, Джек вышел на улицу. Оставив все мемуары в полутемной квартире, он отправился в гипермаркет, чтоб кое-что приобрести и малость развеяться.

Снег кружил над городом, падая на авто, людей и тротуары, на нагие темные деревья Джек с сыном на побережье и малышей, которые проносились мимо Джека. Он печальными очами смотрел им вослед и шел далее, тяжело ступая на влажный асфальт тротуара. Люди куда-то торопились, суетились, время от времени неосмотрительно толкались, некие извинялись, другие - нет. Джек не направлял на их внимание. Он шел в магазин – и все здесь. Ничего не надо Джек с сыном на побережье было ему больше.

Много раз, Джек уже не мог вспомнить сколько конкретно, он ездил с отпрыском и супругой в этот гипермаркет. В последний раз, когда они были тут, Бейн попросил огромную металлическую дорогу с паровозом и вагонами. Джек, естественно, не мог отказать возлюбленному отпрыску. Супруге Джек заполучил очень прекрасное Джек с сыном на побережье платьице в салоне одежки. Посильнее всех в мире Джек обожал Натали и Бейна и пробовал демонстрировать это как можно почаще.

Погруженный в мысли, Джек вошел в гипермаркет. Ноги сами завели его в отдел игрушек. Джек тормознул около полок с машинками, рассматривая продукт. В отделе было практически пусто – двое Джек с сыном на побережье родителей с детками выбирали подарки и продавец стоял в конце полок.

- Такую я купил Бейну на денек рождения, - проговорил сам для себя Джек и снял с полки огромную машину на радиоуправлении.

- Вам кое-чем посодействовать? – спросил юный торговец.

- Нет, спасибо.

- Будете брать? Вам завернуть?

- Да, - тихо ответил Джек, отдавая Джек с сыном на побережье игрушку и не отрывая взора от мальчугана, который стоял неподалеку спиной к нему, держа в руках огромную зеленоватую коробку. Джек стремительно приблизился к нему и дотронулся к плечу:

- Бейн? Наконец я отыскал тебя!..

Мальчишка испуганно сделал шаг вспять, и Джек сообразил, что ошибся.

- Извини, пожалуйста… - обидно ответил Джек и оборотился Джек с сыном на побережье к парню-продавцу.

- Так вам заворачивать?

Джек выдержал паузу, собираясь с идеями. В конце концов ответил:

- Нет, не надо…

Глава 2.

Бейн Гарè

Мы – не хозяева своей

жизни. От рождения и до погибели мы связаны

с другими. Прошедшим и реальным. И каждый

наш проступок, как и каждое доброе дело,

рождает наше будущее.

«Облачный атлас Джек с сыном на побережье»

Поднявшись с постели, Бейн потер сонные глаза, отбросил одеяло в сторону и погрузился босоногими ногами на ковер. Ему приснилось что-то плохое, и чувство липкого прохладного ужаса все еще не отпускало. Мальчишка решил зайти к отцу и попроситься на ночь, чтоб не так было жутко опять Джек с сыном на побережье спать. Бейн вышел из комнаты. В коридоре, устланном красноватой ковровой дорожкой, было мрачно.

Мальчишка тихо, на цыпочках, пошел к отцовской спальне, но передумал, лицезрев под дверцей папиного кабинета полоску света. Он решил войти. Осторожно повернув ручку, Бейн переступил через порог и посмотрел на десктоп. Лампа, стоящая на столе, освещала уснувшего Джека Джек с сыном на побережье, положившего голову на руки. Его ноутбук был включен.

Войдя, Бейн прошел к окну и выглянул. Там царила черная ночь. Звезд на небе не было, и казалось, что улицы совсем пропали, а была только темная, тягучая, как смола, мгла. Бейн зашторил окно и шорохом шторы случаем разбудил папу. Он охнул Джек с сыном на побережье и поднял от стола голову. Сонными очами Джек различил отпрыска, стоящего у окна, обернувшегося на его глас. Бейн был в пижаме, а на голове у него от сна мило взъерошились волосы.

- Папа, почему ты не ложишься? – услышал Джек глас отпрыска. Мальчишка подошел к папе. Тот улыбнулся, протянул руку и Джек с сыном на побережье обнял Бейна.

- Засиделся допоздна, дорогой мой.

- Завтра же суббота…

- Необходимо почти все сделать до пн., - Джек искривился и сморщил нос. – Ну что, фаворит, давай в кровать?

Джек встал из-за стола, схватил Бейна и принес в его комнату. Уложив отпрыска на кровать, мужик укрыл его одеялом.

- Неплохой мой Джек с сыном на побережье, - присел Джек на край постели, гладя собственного малыша по волосам. – Ты всегда стараешься хлопотать обо мне, хотя еще длительно о для тебя должен хлопотать я.

Бейн улыбнулся, взял папу за шейку и привлек к для себя.

- Ложись, для тебя необходимо подремать.

- А для чего ты приходил ко мне в Джек с сыном на побережье кабинет? – вдруг спросил Джек. Бейн не желал показаться трусишкой, что его испугал некий сон, потому рассмеялся.

- А кто же еще уложит тебя спать, пап? Я пробудился и пришел к для тебя.

- Знаешь, Бейн, на данный момент мы как будто поменялись местами: ты стал папой, а я – твоим отпрыском Джек с сыном на побережье, так как когда-то я гласил для тебя подобные слова…

- Я их отлично запомнил…

Джек скинул обувь, снял штаны и рубаху и прижался к отпрыску. Бейн накрыл отца своим одеялом, и они проспали до самого утра.

Августовское полуденное солнце ярко освещало зеленые кроны больших сосен, что росли вперемешку с Джек с сыном на побережье пышноватыми елями на обратном берегу широкой сверкающей реки. С этого берега на их завистно смотрел старенькый, согнутый временем дуб, тяжело опустивший к воде усталые ветки. Под ним, испещренная маленьким лесным мусором и пожухлыми листьями лежала белоснежного цвета лодка. В прошедшем году Бейн с отцом плавал в ней на другой Джек с сыном на побережье сберегал в поисках одичавших ягод, а в этом году лодку никто еще даже не переворачивал. Джек был занят работой, а 1-го Бейна в «кругосветное плавание», как отпрыск его называл, мужик не отпускал. Вот и лежала брошенная людьми лодка на берегу под старенькым дубом. Время от времени, когда была хорошая погода Джек с сыном на побережье, Бейн устраивал около нее пикники. Время от времени совместно с ним отдыхал и Джек.

Бейн просто любил эту реку, лес, который окружал ее, и собственный сад, где обожал помечтать. Мальчишка не мог терпеть гулкие стаи мальчиков, гоняющих по улицам пригорода, а напротив, обожал оставаться один, наслаждаясь одиночеством и тишью.

Он отошел Джек с сыном на побережье от высочайшего белоснежного дома, по зеленоватой травке спустился к реке и свернул к вымытой когда-то водой маленький лощине на берегу, сейчас заросшей папоротником.

Подобрав штанины брюк, Бейн сел на окатанные водой голыши. Немного зажмурив от солнца глаза, он стал глядеть на сверкающую в реке воду Джек с сыном на побережье, и ему казалось, что туда кто-то насыпал огромное количество серебряных монет. В лесу на обратном берегу пели птицы. Их гулкие трели приятно голубили слух и навевали сладкую дремоту. Было умопомрачительно тихо, ни голосов людей, ни шума машин – только плеск реки и пение птиц.

Бейн улыбнулся и посильнее зажмурил Джек с сыном на побережье глаза. Пристально вслушиваясь в окружающую его природу, мальчишка услаждался одиночеством. Время неслось вперед, как будто подгоняемое одичавшим степным ветром. Солнце перекатывалось поближе к западу, все такое же неумолимо горячее. Кое-где в глубине души Бейн ждал возникновения искрящихся небесных созданий. Но сейчас ангелы не придут к Бейну…

- Привет. – Глас Джек с сыном на побережье мальчишки прозвучал мягко и совершенно не нарушил пения птиц и журчания реки. Он раздался рядом, совершенно близко к Бейну. Мальчишка открыл глаза и увидел склонившееся над собой лицо. – Меня зовут Андре.

- Я – Бейн, - тихо ответил мальчишка, ошеломленный неожиданным возникновением тут кого-либо из людей.

- Ты издавна сидишь тут – я следил Джек с сыном на побережье за тобой… - проговорил мальчик и сел рядом с Бейном на камешки.

- Следил за мной? – переспросил Бейн. – Для чего?

- Мне стало любопытно…

- Любопытно? – сейчас Бейн лучше разглядел незнакомца. Не считая неописуемых зелено-карих глаз, каких Бейн никогда не встречал за 10 лет собственной жизни, мальчик имел добрую обезоруживающую ухмылку. Одет он был до Джек с сыном на побережье боли просто – клетчатая рубаха, брюки и пыльные кеды. Почему-либо Бейну показалось, что Андре очень похож на ангела, если б только не его одежка. Но вот лицо…

- Что ты всегда повторяешь за мной, как будто эхо? – улыбнулся Андре.

- Как будто эхо?

- Ну вот, снова, - рассмеялся мальчик.

- Извини, - опустил глаза Джек с сыном на побережье Бейн, немного покраснев. Позже, подняв взор, он спросил: - Сколько для тебя лет?

- 10, - Андре сел рядом с Бейном на камешки.

- А ты откуда? Я тебя тут никогда ранее не лицезрел.

- Я живу в маяке.

- В том маяке, что стоит на мысе?

- Ага.

- Там прекрасно. Но мне папа не Джек с сыном на побережье разрешает туда ходить. Гласит, что небезопасно…

- Нет там ничего небезопасного, - обиделся Андре. – Я живу там уже… - вдруг, резко замолчав, он поднялся на ноги. – Пойдем со мной, я для тебя покажу собственный маяк.

Он протянул Бейну ладонь. Мальчишка, раздумывая, смотрел в зелено-карие глаза Андре, медлительно решаясь нарушить родительский запрет Джек с сыном на побережье. В конце концов, он вложил руку в мягенькую ладонь Андре и тоже поднялся на ноги. Они вышли из заросшей папоротником лощины и повдоль речки двинулись к морю.

Скоро их очам стал скалистый сберегал, на котором, величаво возвышаясь, гордо стоял белоснежный маяк. Его верхушку венчала черная конусообразная крыша, практически Джек с сыном на побережье плоская. Под ней была площадка с поручнями, которая окружала круглое помещение с стеклянными стенками. В нем находилось световое устройство маяка. Этажом ниже, со стороны моря, размещался ряд огромных окон. Там находилась жилая комната, предусмотренная для смотрителя. В ней он мог провести ночь, дежуря свою смену.

Понизу, у подножия белоснежного гиганта, стоял маленькой Джек с сыном на побережье дом. Он также был белоснежным, как и маяк, с малеханькой, увитой плющом, верандой.

Подойдя поближе, Бейн разглядел на веранде древесное кресло-качалку и горшки с цветами. Но его внимание на данный момент приковывал конкретно маяк. Запрокинув голову, Бейн глядел на возвышающееся над ним сооружение, не веря, что маяк Джек с сыном на побережье вправду так громаден, так как из окна комнаты он казался достаточно небольшим и практически игрушечным. Маяк Андре был одним из самых больших в мире. Естественно, не выше стометрового французского маяка в 30 милях от островка Уэссан перед входом в Ла-Манш, но все же внушал благоговение и порою Джек с сыном на побережье даже ужас.

На данный момент маяк не работал. Все дело было в строительстве радиомаяков и первых систем спутникового определения координат, - потребность в зрительных береговых огнях отпала. Современные средства навигации неплохи, но это уже чисто технологии, никакого очарования и романтики в их нет и не будет уже никогда.

Мальчишки замерев Джек с сыном на побережье смотрели то на маяк, то на дом, расположенный рядом. Ветер трепал одежку на их, теребил волосы. Солнце очень грело спины.

- А почему ты не живешь в этом доме? – поинтересовался Бейн.

- В маяке намного лучше.

- А откуда тут цветочки? – указал на цветочные горшки Бейн. – Это твоей матери? – додумался мальчишка. Андре закусил губу, недолго Джек с сыном на побережье размышляя, а позже стремительно ответил:

- Да, моей матери.

- Она тоже живет в маяке?

- Нет, тут, в доме…

- Удивительно как-то…

- Что удивительно?

- Ты живешь в маяке, а твоя мать – в доме рядом… Ты поссорился с ней?

- Нет.

Бейн пожал плечами, переключившись на другую тему. Андре обрадовался Джек с сыном на побережье этому, так как сочинять для Бейна не правдивые ответы ему не особо хотелось – это было как-то нечестно…

- Хочешь поглядеть его снутри? – предложил Андре.

- Что? Дом?

- Да нет же, - маяк!

- Да! – глаза Бейна округлились и отрадно зажглись. Они подошли к двери маяка, и Андре открыл ее черным ключом:

- Проходи. Осторожно, тут Джек с сыном на побережье порожек.

Бейн шагнул вовнутрь маяка. За ним последовал Андре, закрыв дверь.

Провал. Мрак с несколькими просветами заполнял внутренность маяка. Наступила странноватая, пустая, мертвая тишь, что зазвенела в ушах. Безграничная, бездыханная тишь сотен немых голосов. Позже, когда глаза Бейна привыкли к мгле и в ушах закончился гул, он Джек с сыном на побережье смог различить впереди ступени лестницы, что винтом подымалиь ввысь. Глас Андре просто прорезал наизловещую тишину маяка и принудил Бейна малость вздрогнуть, - быстрее от неожиданности, чем от страха, так как мальчишка был приятно ошеломлен и экзалтирован увиденным.

- Бейн, я зажгу лампу, но все равно будь осторожен на ступенях. Я буду идти следом.

Бейн Джек с сыном на побережье обернулся к Андре и в полумраке только-только зажженной им керосиновой лампы различил его суровое лицо. Андре же увидел, как Бейн глядит на него во все глаза, изумленный и зачарованный.

- Пойдем?

Они медлительно начали подниматься ввысь, и мрак покорливо расступался перед ними. Бейн ощущал, что снутри него Джек с сыном на побережье все очень просто колотится и трепещет. Этот маяк! Эта чудная атмосфера приключений!..

В конце концов, впереди появилась выложенная камнем площадка с одной-единственной дверцей.

- Она тоже закрыта? – спросил Бейн, протягивая руку к двери.

- Нет. Тяни на себя, - усмехнулся Андре. Бейн взялся за прохладную дверную ручку и открыл дверь. И Джек с сыном на побережье опять мрак навалился на него, но продолжалось это недолго. Ловко проскользнув вовнутрь мимо удивленного Бейна, Андре поначалу кое-как осенил комнату светом керосиновой лампы, а позже, раздвинув шторы, впустил массу дневного света.

Бейн был глубоко поражен увиденным. Комната от пола до потолка были набита мебелью, фарфоровой и стеклянной посудой, стопками перевязанных Джек с сыном на побережье книжек, какими-то картонными ящиками. На спинках стульев и на большенном диванчике грязно-вишневого цвета была разбросана древняя одежка, скрученная в рулоны бумага, схожая на обои, и много чего еще, что обрисовывать очень длительно и не особо необходимо.

Бейн опешил, как Андре смог в полумраке просто Джек с сыном на побережье обойти все эти предметы и ни на что не натолкнуться. Ответ пришел в голову мальчугана сам собой, ведь Андре тут жил и знал размещение всех вещей даже в мгле либо с закрытыми очами.

Андре погасил лампу и оборотился к Бейну.

- Ну же, проходи, не смущяйся!.. – засмеялся он. – Вижу, что ты несколько озадачен Джек с сыном на побережье видом моего жилья…

- Да, я никогда не лицезрел ничего подобного!.. – Бейн прошел на середину комнаты, где стоял Андре, и присел на край большущего дивана. Андре отодвинул одежку в сторону и расположился рядом с Бейном.

- Мать попросила перенести сюдаиз дома все излишние вещи, а потому что другого места Джек с сыном на побережье в маяке нет, то мне пришлось все это бросить тут…

Бейн молчком бродил очами по предметам, наполнявшим комнату. К слову сказать, она смотрелась еще больше необычной от того, что совершенно не имела углов и была круглой. Сзади Бейна с Андре размещалось три огромных окна во всю стенку. Тут же находилась Джек с сыном на побережье дверь, ведущая на смотровую площадку по всей окружности маяка, которую Бейн лицезрел с земли.

Прямо перед мальчуганами, рядом с входной дверцей, находилась еще одна. Она не была ничем заставлена, потому Бейн пришел к выводу, что ею нередко воспользовались.

- Там ванная, - улыбнулся Андре, проследив взором, куда, не отводя глаз, смотрел Бейн Джек с сыном на побережье. – Хочешь посмотреть?

- Нет, давай в другой раз. Я бы желал быстрее выйти на площадку и поглядеть на море… - кратко усмехнулся мальчишка.

- Да, его стоит узреть. Отсюда море очень прекрасное. В особенности днем на восходе и вечерком, когда солнце опускается за горизонт… - мечтательно произнес Андре. Он поднялся с Джек с сыном на побережье дивана и пошел в сторону 3-х окон. Бейн последовал за ним. Они вышли на смотровую площадку, где их накрыло свежее морское место.


dyukova-gm-vejn-am-vegetativnie-rasstrojstva-i-depressiya.html
dyukovskomu-m-m-16-yanvarya-1886-15-glava.html
dyukovskomu-m-m-16-yanvarya-1886-5-glava.html