Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»

Кентерберийские рассказы

Джеффри Чосер


«Кентерберийские рассказы» британского поэта Джеффри Чосера (1340? – 1400) – один из первых литературных памятников на едином общеанглийском языке. В книжке ярко проявились примечательные свойства чосеровского гуманизма: жизнеутверждающее жизнеутверждение, энтузиазм к определенному человеку, чувство социальной справедливости, народность Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» и демократизм. «Кентерберийские рассказы» представляют собой обрамленный сборник новелл. Взяв за базу паломничество к гробу св. Томаса Бекета в г. Кентербери, Чосер нарисовал обширное полотно британской реальности той эры.


Джеффри Чосер


Кентерберийские рассказы


Общий Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» пролог


Тут начинается книжка Кентерберийских рассказов


Когда Апрель обильными дождиками


Разрыхлил землю, взрытую ростками,


И, мартовскую жажду утоля,


От корня до зеленоватого стебля


Набухли жилки той вешней силой,


Что в каждой роще почки распустила Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»,


А солнце молодое в собственном пути


Весь Овна символ успело обойти, [1 - Чосер обладал восхитительными по его времени заниями в области астрономии. Он написал для отпрыска «Трактат об астролябии». По словам 1-го исследователя Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», «он предпочитал циферблат звезд и календарь Зодиака». Для него типично не прямое обозначение времени, а косвенные астрономические указания, определяющие время. Они все, по изысканиям позднейших исследователей, безошибочно указывают точную дату. (Ср. рассказ Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» рыцаря, пролог юриста, рассказ капеллана и пр.) По вычислению самого Чосера в его «Астролябии», солнце выходит из знака Овна после 11 апреля, а паломничество в Кентербери, по указанию в прологе к рассказу юриста, приурочено к Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» 16 – 20 апреля (скорее всего – 1387 г.).]


И, ни на миг в ночи не засыпая,


Без умолку звенели птичьи своры,


Так сердечко им встревожил клич весны, -


Тогда со всех концов родной страны


Паломников многочисленных череды


Мощам Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» заокеанским опять поклониться


Стремились страдательно; но многих тянул


Фома Бекет, [2 - Фома Бекет (1118 – 1170 гг.) – архиепископ Кентерберийский, канцлер Генриха II, боролся с владыкой за независящее положение церкви и был убит слугами короля. Позже канонизирован церковной церковью Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы».] святой, что им посодействовал


В неудаче иль исцелил недуг древний,


Сам погибель приняв, как страдалец безвинный.


Случилось мне в ту пору завернуть


В харчевню «Табард» [3 - Табард – расшитая гербами безрукавная епанча, которую ноли поверх вооружения как отличительный Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» символ в бою. Позже тала облачением парламентеров и герольдов. Изображение таковой панчи, укрепленное на горизонтальном шесте, служило вывеской таверны Гарри Бэйли, в какой произошла встреча паломников Чосера. В книжке Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» 1598 г. (Speght, «Glossary to Chaucer» – «Глоссарий к Чосеру») таверна эта упоминается как существовавшая еще под старенькым заглавием. До конца XIX в. она была известна под искаженным заглавием «Харчевня Тальбот» (на Хай-стрит, в Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» предместье Лондона Соуерк).], в Соуерке, собственный путь


Свершая в Кентербери по обету;


Тут ненароком встретил я эту


Компанию. Их 20 девять было.


Цель общая в пути соединила


Их дружбою; они – пример всем нам -


Шли поклониться праведным мощам Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы».


Конюшен, комнат в «Табарде» много,


И никогда в нем тесновато не бывало.


Чуть обильный ужин отошел,


Как я уже со многими отыскал


Знакомых общих либо сдружился


И путь их поделить уговорился.


И вот, покуда умеренный Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» мой рассказ


Еще не заморил ушей и глаз,


Мне кажется, что было бы уместно


Вам поведать все то, что мне понятно


О спутниках моих: каковой их вид,


И звание, и чем кто известен


Иль почему Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» в забвенье пребывает;


Мой список пусть Рыцарь открывает.


Тот рыцарь был достойный человек. [4 - По воззрению Лаунсбери («Students in Chaucer», 1892), Чосер, описывая рыцаря, имел в виду Генри Болингброка, графа Дарби, барона Герфордского, позже Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» короля Генриха IV. В молодости он участвовал в крестовых походах, в 1390 г. двадцатичетырехлетним рыцарем вел войну с маврами и участвовал в походах Тевтонского ордена на Литву. Хотя возраст и характер рыцаря и Болингброка Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» далековато не совпадают, очень правдоподобно предположение Лаунсбери, что Чосер, стремясь косвенно изобразить подвиги Генриха, отпрыска собственного покровителя барона Ланкастерского, соединил воедино его образ с образом деда его – первого графа Дарби.]


С того Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» времени как в 1-ый он ушел набег,


Не осквернил он рыцарского рода;


Обожал он честь, учтивость и свободу;


Усердный был и ревностный вассал.


И изредка кто в стольких краях бывал.


Крещеные и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» даже басурмане


Признали доблести его во брани.


Он с владыкой Александрию брал, [5 - По упоминанию французского летописца Фруассара, Александрия была взята в 1365 г. кипрским владыкой Петром Лузиньяном, который «освободил от неверных Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»» также Саталию (сейчас Адалия, в Малой Азии) в 1352 г. и Лайас (сейчас Айас, в Армении) в 1367 г., «равно как многие другие городка в Сирии, Армении и Турции».]


На орденских пирах он восседал


Вверху Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» стола, был гостем в замках прусских,


Прогуливался он на Литву, прогуливался на российских,


А не много кто – тому очевидец бог -


Из рыцарей тем похвалиться мог.


Им в Андалузии взят Алжезир [6 - Алжезир (сейчас Алхесирас) был Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» взят у мавров в 1344 г., при этом в осаде его участвовали английские рыцари, графы Дарби и Солсбери. Таким макаром, боевая деятельность рыцаря обхватывает около 20 5 лет.]


И от неправильных огражден Алжир.


Был под Лайасом Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» он и Саталией


И помогал биться с Бельмарией. [7 - Бельмария (испорченное Бен-Марин) и Фремиссен (сейчас Тлемсэн, город в Алжире) – по указанию Фруассара, существовавшие в его времена царства.]


Не раз вытерпел невзгоды он и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» горе


При тяжелых посадках в Величавом море, [8 - Величавое море. – Так в средние века по библейской традиции называлось Средиземное море. Чосер так же именует и Темное море.]


Он был в пятнадцати Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» огромных боях;


В сердца язычников вселяя ужас,


Он в Тремиссене три раза выходил


С неправильным биться, – три раза одолел.


Он помогал сирийским христианам


Давать отпор насильникам-османам,


И заслужил всюду почесть он.


Хотя был знатен Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», все ж он был умен,


А в обхожденье мягок, как девушка;


И во всю жизнь (здесь есть чему дивиться)


Он бранью уст собственных не осквернял -


Как истый рыцарь, скромность соблюдал.


А что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» сказать мне об его наряде?


Был жеребец неплох, но сам он не параден;


Потерт кольчугой был его камзол,


Пробит, залатан, в пятнах весь подол.


Он, возвратясь из далекого похода,


Тотчас к мощам пошел со Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» всем народом.


С собой всюду отпрыска брал отец.


Сквайр [9 - Сквайр – оруженосец.] был радостный, влюбчивый юнец


Лет 20, кучерявый и румяный.


Хоть молод был, он лицезрел погибель и раны:


Высок и строен, ловок, крепок, смел Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»,


Он уж не раз прогуливался в чужой предел;


Во Фландрии, Артуа и Пикардии [10 - Фландрия, Артуа и Пикардия были ареной многих схваток Столетней войны меж Англией и Францией.]


Он, невзирая на годы Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» юные,


Оруженосцем был и там сражался,


Чем милостей возлюбленной добивался.


Стараньями качественных дамских рук


Наряд его расшит был, как будто луг,


И весь искрился чудными цветами,


Эмблемами, заокеанскими животными.


Весь денек играл на Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» флейте он и пел,


Значительно песни ложить умел,


Умел читать он, отрисовывать, писать,


На копьях биться, ловко плясать.


Он ярок, свежайш был, как листок вешний.


Был в талию камзол, и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» по колени


Висели рукава. [11 - Сквайр одет по моде придворных Ричарда II, которые прославились собственной невразумительной расточительностью.] Скакал он смело


И гарцевал, красуясь, то и дело.


Всю ночь, томясь, он не смыкал глаз


И меньше спал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», чем в мае соловей.


Он был приятным, обходительным соседом:


Папе жаркое резал за обедом.


Не взял с собою рыцарь излишних слуг,


Как и в походах, ехал он сам-друг.


С ним Йомен Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» был [12 - Йомен – лично свободный хлебопашец, обязанный службой собственному сюзерену, которого он аккомпанировал на войну.], – в кафтане с капюшоном;


За кушаком, как и наряд, зеленоватым


Торчала связка длинноватых, острых стрел,


Чьи перья йомен сохранять умел Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» -


И слушалась стрела проворных рук.


С ним был его большой могучий лук, [13 - Когда в эру Столетней войны британцы ввели нечто вроде общеобязательной военной службы и организовали против французской рыцарской конницы пехоту как главный род Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» орудия, конкретно йомены, вооруженные «большим луком», составили основной костяк этой пехоты. Стрелы йоменов еще больше, чем рыцарские копья, помогали британцам побеждать французов.«Большой лук», сделанный из испанского тиса, размером больше Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» роста стрелка, был так легок, гибок и комфортен, что английские лучники выпускали по двенадцать стрел за минуту. По свидетельству свидетеля боя при Креси, итальянца Джиованни Виллани, эти луки стреляли в три раза Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», а по другим источникам, и вшестеро быстрее мощных французских и генуэзских арбалетов. Эта скорострельность и дальнобойность лука (250 – 300 м), меткость британских лучников и сила, с какой их метровые стрелы пробивали наилучшие кольчуги Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» и поражали жеребцов, заставляя рыцарей спешиваться и падать под тяжестью вооружения, – вот что в значимой степени обусловило финал схваток при Креси, Пуатье и Азенкуре.]


Отполированный, будто бы новый.


Был йомен коренастый, бритоголовый,


Студеным ветром Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», солнцем опален,


Лесной охоты ведал он закон.


Наручень пышноватый стягивал запястье,


А на дорогу из военной снасти


Был клинок и щит и на боку кинжал;


На шейке еле серебром мелькал,


Зеленоватой перевязью Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» укрыт от взгляда,


Истертый лик святого Христофора. [14 - Образок св. Христофора, патрона лесников, был в средние века очень всераспространен как собственного рода амулет, ограждающий от угроз на войне и охоте.]


Висел на перевязи турий рог Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» -


Был лесником, должно быть, тот стрелок.


Была меж ними также Аббатиса -


Страж авторитетных послушниц и директриса. [15 - Усиленное подчеркивание Чосером образованности и добротных манер аббатисы показывает, что ее аббатство, подобно известному аббатству св Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы». Марии в Винчестере, было собственного рода институтом великодушных девиц и убежищем для авторитетных дам.]


Смягчала хлад монашеского чина


Ухмылкой робкою мама Эглантина.


В ее устах страшнейшая хула


Звучала так: «Клянусь святым Элуа». [16 - Существует Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» предание о том, что св. Элигий (фр. Элуа, род. ок. 588 г.) решительно отказался дать клятву королю Дагоберу. Таким макаром, выражение Чосера «клянусь св. Элигием» некие исследователи толкуют как идиоматический оборот, обозначающий Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», что аббатиса совсем не клялась; другие (Лоуэс и Мэнли) считают, что она клялась самым модным и фешенебельным святым тех пор.]


И, вслушиваясь в разговор примыкающий,


Все напевала в нос она обедню;


И по-французски Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» гласила плавненько, [17 - Разумеется, на том грубоватом англо-норманнском языке, который длительно сохранялся в Великобритании как язык двора, суда и монастырей. Язык этот очень отличался от живого французского (парижского) говора.]


Как учат в Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» Стратфорде, а не смешным


Парижским торопливым говорком.


Она держалась чинно за столом:


Не поперхнется крепкою наливкой,


Чуток окуная пальчики в подливку, [18 - Необходимо подразумевать, что в Великобритании вилки вошли в обиход Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» исключительно в середине XVII века, и потому за обедом в особенности ясно обнаруживалось не плохое воспитание в манере ловко и чистоплотно действовать ножиком и пальцами.]


Не оботрет их о рукав иль ворот.


Ни пятнышка Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» вокруг ее прибора.


Она так нередко обтирала губы,


Что жира не было следов на кубке.


С достоинством черед собственный выжидала,


Без алчности кусок выбирала.


Посиживать с ней рядом было всем приятно -


Так обходительна Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» была и так чистоплотна.


Усвоив характер придворных и манеры,


Она и в этом не теряла меры


И возбуждать стремилась уваженье,


Оказывая порочным снисхожденье.


Была так жалостна, сострадательна,


Страшилась даже мышке сделать Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» больно


И за лесных животных молила небо.


Кормила мясом, молоком и хлебом


Собственных возлюбленных малеханьких собачек.


И все нет же – игуменья зарыдает:


Тот песик околел, того прибили -


Не все собак игуменьи обожали.


Умело сплоенное покрывало


Высочайший Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», незапятнанный лоб ей охватывало.


Точеный нос, приветливые губы


И в рамке красной крошечные зубки,


Глаза прозрачны, серы, как стекло, -


Все взгляд в ней веселило и тянуло.


Был хорошо скроен плащ ее маленький,


А Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» на руке коралловые четки


Расцвечивал зеленоватый малахит.


На фермуаре золотой был щит


С короной над большою буковкой «А»,


С лозунгом: «Amor vincit omnia». [19 - «Amor vincit omnia». – Этот лозунг, разумеется, взятый из стиха 69 эклоги Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» X Вергилия «Omnia vincit amor», вероятен был на застежке четок (фермуаре) монахини как многосмысленный вариант евангельского текста «Превыше всего любовь» (I поел, к Коринфянам, XIII, 13).]


Была черница с нею для услуги


И Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» трое Капелланов; на досуге


Они вели с Монахом принципиальным спор.


Монах был монастырский ревизор.


Наездник страстный, он обожал охоту


И богомолье – только не работу.


И хоть таких монахов и корят,


Но потрясающий был бы Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» он аббат:


Его конюшню вся окрестность знала,


Его уздечка пряжками бряцала,


Как колокольчики часовни той,


Доход с которой растрачивал он, как собственный.


Он не отдал бы и ломаной полушки


За жизнь без дам, без псарни, без Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» пирушки.


Радостный характером, он вытерпеть не мог


Монашеский томительный острог,


Утомившись Маврикия и Бенедикта [20 - Утомившись Маврикия и Бенедикта. – Постановления св. Маврикия и св. Бенедикта Нурсийского, основоположника ордена бенедиктинцев (V – VI вв Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы».), были старейшими монастырскими уставами церковной церкви. Тут мы имеем косвенное указание на то, что пред нами сановный монах-бенедиктинец, в отличие от кармелита, монаха нищенствующего ордена. Практически любая деталь в описании стиля Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» жизни и одежки бенедиктинца (охота, пирушки, дорогой мех, золотая застежка, сапоги, уздечка с колокольчиками и пр.) является возмутительным нарушением не только лишь монашеского устава, да и бессчетных светских постановлений тех пор, направленных против роскоши Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы».]


И всякие прескрипты и эдикты.


А по правде, ведь монах-то прав,


И устарел грозный сей утомившись:


Охоту воспрещает он к чему-то


И учит нас не в меру круто:


Монах Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» без кельи – рыба без воды.


А я большой не вижу в том неудачи.


В конце концов монах – не рак-отшельник,


Что на спине несет свою молельню.


Он устрицы не даст за весь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» тот вздор,


Который проповедует приор.


Для чего корпеть средь книжек иль в огороде,


Для чего тощать наперекор природе?


Труды, посты, лишения, молитвы -


На что они, коль есть любовь и битвы?


Пусть Августин печется о Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» спасенье,


А братии оставит прегрешенья.


Был наш монах лихой боец, охотник.


Держал борзых на псарне он две сотки:


Без травли псовой нету в жизни смысла.


Он лебедя обожал с Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» подливкой кислой. [21 - Лебедь упоминается тут как неповторимое блюдо (ср. в российских былинах).]


Был наилучшей белкой плащ его подбит.


Богато вышит и отлично сшит.


Застежку он, как подобает модникам,


Украсил золотым «любовным бантом Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»». [22 - «Любовный бант» – застежка в форме сложного банта либо розетки.]


Зеркальным шаром лоснилась тонзура,


Свисали щеки, и его фигура


Вся оплыла; проворные глаза


Запухли, и текла из их слеза.


Вокруг его раскормленного тела


Испарина, что скопление, висела.


Ему завидовал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» и сам аббат -


Так представителен был наш прелат.


И сам лицом упитанный, румяный,


И сапожки из наилучшего сафьяна,


И жеребец гнедой, артачливый с виду.


С ним рядом ехал прыткий Кармелит. [23 - Кармелит Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» – представитель 1-го из 4 нищенствующих монахов-миноритов (кармелиты, августинцы, францисканцы и доминиканцы). Основанные посреди XII и начале XIII в. в целях религиозной пропаганды посреди неимущих слоев, ордена эти в 1-ое время Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» добивались от собственных монахов выхода из затвора, подвижнической жизни, отречения от всяких земных благ, помощи прокаженным, нищим и нездоровым. Но очень скоро, и, во всяком случае, ко времени Чосера (XIV в.), нищенствующие Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» братья выродились в обыденных монахов-тунеядцев, прихлебателей и лодырей, не заглядывавших в городские трущобы и поликлиники, но ставших завсегдатаями богатых купеческих и дворянских домов.]


Брат собиратель был он [24 - Чосеров кармелит был «лимитур Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»», брат собиратель с ограниченными правами, позволявшими ему собирать милостыню исключительно в определенном круге, во избежание столкновений с конкурентами, собирателями других монастырей.] – принципиальная особа.


Такою лестью вкрадчивою кто бы


Из братьи столько в кружку мог Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» добыть?


Он многим девицам успел пробить


В замужество путь, приданым одаря;


Крепчайшим был столпом монастыря.


Дружил с франклинами [25 - Франклин – представитель богатых земляных собственников, приемущественно из старенькых деревенских англосаксонских родов. Наследные поместья франклинов Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» были свободны от налогов и феодальных повинностей, которыми повелитель облагал поместья, дарованные им своим норманнским вассалам. С. 35. Рота – инструмент вроде скрипки.] он по окружении,


Втирался то в нахлебники, то в други


Ко многим из градских почетных Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» жен;


Был правом отпущенья наделен


Не наименьшим, гласил он, чем священник -


Ведь отцом скреплено то отпущенье.


С приятностью монах исповедал,


Охотно прегрешенья отпускал.


Епитимья его была легка,


Коль не скупилась Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» грешника рука.


Ведь щедрые на церковь приношенья -


Символ, что замолены все прегрешенья,


И, покаянные дары приняв,


Поклялся б он, что грешник чист и прав.


«Иные, дескать, не выжмут слезы


И не принудят каяться язык Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы»,


Хотя бы сердечком потаенно изнывали


И прегрешений скверну сознавали.


Так, чтобы избегнуть плача и поста,


Давай щедрее – и душа чиста».


Он в капюшоне для собственных подружек


Хранил булавок пачки, нитей, узоров.


Был влюбчив Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», говорлив и беспечен.


Умел он петь и побренчать на роте.


Никто не пел тех песен веселей.


Был телом пухл он, лилии белей.


А вобщем, был силач, драчун значительный,


Обожал пиров церемониал парадный.


Трактирщиков радостных Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» и служанок


И разбитных, дебелых содержанок.


Возиться с разной вшивой беднотою?


Того они ни капельки не стоят:


Заботы много, а доходов не много,


И норову монаха не пристало


Водиться с нищими и бедняками,


А Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» не с торговцами да с богачами.


Коль человек мог быть ему полезен,


Он был услужлив, ласков и разлюбезен,


На откуп отпущения он брал,


К стадам своим других не подпускал.


Хоть за патент Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» платил в казну много,


Но сборами расходы покрывал он.


Так сладко пел он «In principio» [26 - «В начале было слово» (лат.).]


Вдове разутой, что рука ее


Последнюю полушку отдавала,


Хотя б она с Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» семьею голодовала.


Он, как щенок, вокруг нее резвился:


Таковой, да собственного бы не достигнул!


В судах любви охотно он судил,


И приговоры брат сей выносил


Так, как будто был он некоторый кардинал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы».


Он рясою своею щеголял -


Не вытертой монашеской ряднины,


А наилучшего сукна, и пелерина


Вокруг тверда, как колокол, торчала.


Чуток шепелявил он, чтоб звучала


Речь британская слаще для ушей.


Он пел под арфу, как будто соловей,


Прищурившись умильно Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», и лучи


Из глаз его искрились, что в ночи


Морозной звезды. Звался он Губертом.


Негоциант с ним ехал, подбоченясь фертом,


Напялив много пестрого добра.


Носил он шапку фландрского бобра


И сапоги с наборным ремешком


Да бороду Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы». Он толковал о том,


Как получать, как беречь доходы.


Он добивался, чтобы охранялись воды [27 - Восьмидесятые годы XIV столетия были временем упадка недавнешнего могущества Великобритании. Неприятель стал грозить ее морским путям Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы». Нехитро, что это тревожило нарождающееся английское купечество и что оно приняло свои меры. Для охраны морских путей уже в 1359 г. был установлен сбор с «тоннажа и веса» в 6 пенсов с фунта Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» перевозимых продуктов. Средства эти шли на построение военного флота, и налог был, в сути, платой королю за охрану.]


В пути из Миддлбурга в Оруэлл. [28 - Одна из основных дорог морской торговли тех пор из голландского порта Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» Миддлбург (на о. Вальхерен) в Оруэлл (на месте теперешнего Гарвича на восточном побережье Великобритании).]


Он курс экю высчитывать умел


И знатно на размене наживался


И богател, а то и разорялся,


Но ото Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» всех долги свои скрывал.


Охотно средства в рост негоциант давал, [29 - По средневековым мнениям, это числилось прямым грехом и злодеянием.]


Но так умело вел свои расчеты,


Что воспользовался ото всех почетом.


Не знаю, право Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», как его зовут.


Прервав над логикой усердный труд, [30 - Как следует, студент преодолевал только 2-ое из 7 «свободных искусств» предварительного курса, которые обычно проходились в средние века в таком порядке: 1. Грамматика. 2. Логика Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы». 3. Риторика. И 2-ой концентр: 1. Математика. 2. Геометрия. 3. Музыка. 4. Астрономия. Все эти семь предметов числились общеобразовательными, а дальше шла специализация по отраслям: богословие, юриспруденция и медицина (которая обымала все естественные науки, в том числе и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» астрологию).]


Студент оксфордский с нами рядом плелся.


Чуть ль беднее нищий бы нашелся:


Не жеребец под ним, а щипаная галка,


И самого студента было жаль -


Таковой он был обтрепанный, убогий,


Худенький, измученный нехороший Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» дорогой.


Он ни прихода не смог добыть,


Ни службы канцелярской. Выносить


Нужду и голод приучился стойко.


Полено клал он в изголовье кровати. [31 - «Наши отцы (ну и мы сами также) нередко спали с Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» неплохим круглым поленом под головою заместо подушки… Подушки, гласили нам, необходимы только поженицам», – писал В. Гаррисон еще в 1580 г. («Description of England»).]


Ему милее 20 книжек иметь, [32 - Цифра большая для тех пор Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», если вспомнить, что библиотека самого Чосера, неоднозначно образованного человека, насчитывала шестьдесят книжек и составляла огромную ценность.]


Чем платьице драгоценное, лютню, снедь.


Он негу презирал сокровищ тленных,


Но Аристотель – кладезь мыслей ценных -


Не Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» мог прибавить средств ни гроша,


И клерк их клянчил, порочная душа, [33 - Парламентским указом 1388 г. студентам позволялось нищебродничать, и на это давалось особенное разрешение института.]


У всех друзей и растрачивал на ученье


И с Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» ревностью молился о спасенье


Тех, щедрости которых был должен.


К науке он был жарко привязан.


Но философия не помогала


И золота ни унца не давала.


Он слова излишнего не гласил


И слог высочайший мудрости обожал -


Маленький Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», резвый, искренний, правдивый;


Он сыт был жатвой с этой тучной нивы.


И, бедняком предпочитая жить,


Желал обучаться и других учить.


Был с ними принципиальный, чопорный Юрист. [34 - Юрист. – Идет речь о медике прав (Sergeant of Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» Law) – юристе высшей квалификации, со стажем более шестнадцати лет, которого особый царский патент уполномочивал председательствовать в судах присяжных и защищать интересы короны в особо принципиальных случаях, давая также право вести процессы в Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» палате общин. Таких юристов во времена Чосера насчитывалось менее 20 человек.]


Он, как качественный, узкий казуист,


На паперти [35 - Во времена Чосера английские суды посреди денька запирались, и юристы совместно со своими Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» клиентами собирались для совещаний и консультаций на паперти собора св. Павла, которая служила специфичной юридической биржей.] был очень уважаем


И нередко на объезды назначаем. [36 - Временами от короны назначались особенные судьи на объезды провинциальных городов Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» «pour oyer et terminer», другими словами рассматривать накопившиеся нерешенные дела и «очищать тюрьмы».]


Имел патент он на свои права.


И ширилась о нем в судах молва.


Наследие от казны он ограждал,


В Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» руках семьи именье сохранял.


Клиенты с «мантией» к нему стекались; [37 - Мантия, другими словами дорогостоящая судейская тога. Тут как обозначение завышенного гонорара, который давали клиенты юристу, чтоб обеспечить себя от подкупа его Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» неприятной стороной]


Его богатства стремительно множились.


Не лицезрел свет стяжателя такового,


И все ж о нем не слышали дурного.


Ведь сколько б взяток ни отдал виновный -


Он оправдать умел всякую плату.


Работник ревностный, пред Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» светом целым,


Не столько был им, сколько слыть умел им.


Он знал законы со времен Вильяма [38 - Другими словами все англо-норманнское законодательство со времен Вильгельма Завоевателя. Еще в XIX в. в ходу Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» был юридический термин: «A. temp. Reg.Will.»]


И обходил – уловкой либо прямо -


Хоть какой из их, но были неоспорны


Его решенья. Он носил узорный


Камзол домашний с шитым пояском.


Пожалуй, хватит Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» гласить о нем.


С ним говорил, шутя, Франклин.


Не знал он отроду, что означает сплин.


Не мог бы он на жизнь коситься хмуро -


Был в том достойным отпрыском Эпикура, [39 - В фигуре Франклина Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» Чосер отрисовывают те черты англосаксонского лэндлорда (радушие, чревоугодие, радостный и открытый характер), которые открывают традицию этого вида прямо до сквайра Весерна у Фильдинга («История Тома Джонса, найденыша») и англосаксонских танов Вальтера Скотта.]


Сказавшего, что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» счастлив только тот,


Кто, наслаждаясь, забавно живет.


Белоснежнее маргаритки борода


Была холеная. И не вода -


Вино утром седины обмывало,


Когда на завтрак в чашу хлеб макал он.


Франклин владельцем был хлебосольным,


Святым Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» Юльяном [40 - Святой Юльян (Юлиан) – Странноприимец, либо Милостынник, был патроном путников и радушия.] слыл он сострадательным:


Всегда его столы для всех накрыты,


А повара и вина известны.


Жара ль стоит, иль намело Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» сугробы -


Он стол держал для всех погод особенный.


Был у него в пруду садок хороший


И много каплунов и кур на птичне.


И горе повару, коль соус пресен,


И мажордому, если стол чуток Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» тесен.


На сессиях [41 - Сессии – в данном случае: судебные.] франклин держался лордом,


В парламенте отстаивал он гордо


Свои права, обиды не спускал,


Не раз в палате графство представлял. [42 - Сам Чосер в 1386 г. представлял в парламенте графство Кент Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» в качестве «рыцаря графства», что не нужно осознавать как дворянское звание, а просто как выборную должность. При неотклонимом цензе для депутата в 40 фунтов годичного дохода это дает представление об имущественном положении Чосера Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» в эти годы.]


Он выделялся дорогим нарядом:


На белоснежном поясе висели рядом


Обеспеченный ножик и шитый кошелек,


А в нем заокеанский шелковый платок.


Он был шериф [43 - Шериф – представитель царской власти в графстве.] и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» пени собирал,


Ну, словом, примерный был вассал.


Красильщик, Плотник, Шапочник и Ткач,


Обойщик с ними – не пускались галопом,


Но с значимостью, с сознанием богатства,


В одежке пышноватой цехового братства


Могучего Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», молясь всегда богу,


Домом держались всю дорогу.


Сукно доброкачественное, ножики в оправе -


Не медной, а серебряной. Кто равен


Богатством, мудростью таким мужам


Совета и почетным старшинам,


Привыкнувшим к труду, довольству, холе?


Они не напрасно заседать в Гилдхолле Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» [44 - Другими словами быть олдерменом, членом английского самоуправления. Гилдхолл – гильдейский дом, ратуша.]


Возлагали надежды – порукой был доход.


Награды, честность, возраст и почет.


И супруги помогали в том супругам,


Чтобы только именовали их Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» «мадам»,


Давали б в церкви место повидней


И разрешали б шлейф носить длинней. [45 - Супруги олдерменов, причисленных к джентри (маленькому дворянству), получали право именоваться «мадам», занимать почтенное место в церкви и носить шлейф определенной Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» длины. Не стоит забывать, что костюмчик был строго регламентирован; так, «Законы о роскоши» разрешали людям низших званий носить только грубое сукно ценой не выше 12-ти пенсов и полотняные ткани и воспрещали, а именно Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы», серебряную оправу ножен («Status of the Realm» – I, 378).]


dvuhetazhnij-chetirehkomnatnij-zhiloj-dom-kursovaya-rabota.html
dvuhetazhnij-zhiloj-dom-so-stenami-iz-melkorazmernih-elementov-po-discipline-arhitektura-referat.html
dvuhfaznaya-filtraciya-nesmeshivayushihsya-zhidkostej-vitesnenie-nefti-vodoj-funkciya-bakli-leveretta.html