Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3



И, видно, было предначертано на небе


Иль здесь судьею нашим решено,


Но только все мы дружно, заодно


Судьбы разумной повстречали решенье,


Чтобы рыцарь выдумку иль приключенье


По жребью первым здесь же сказал.


Когда тот жребий рыцарь увидал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Решению судьбы он подчинился


И поведать нам повесть согласился:


«Коль рок велит мне, – он произнес, – начать,


То помоги мне, пресвятая мама.


Не будем прерывать, друзья, дорогу.


Держитесь поближе, я же понемногу


Говорить вам буду Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 той порой».


Мы тронулись, и вот рассказ он собственный


Нерасторопно начал и смиренно,


С веселостью и значимостью почетной.


Здесь конец пролога в книжке и начало первого рассказа, а конкретно рассказа Рыцаря


Рассказ Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 Рыцаря


Тут начинается рассказ рыцаря


Предания издавна прошлых дней


Нам молвят, что некогда Тезей


Афинами единовластно правил,


Что он себя победами прославил,


Которым равных не было дотоле,


И подчинил собственной могучей воле


Много больших и богатых государств Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3.


Он сразил и славный дамский стан, [77 - Славный дамский стан – царство Амазонок.]


Что Скифией когда-то именовался,


С отважной царицой повенчался,


Прелестной Ипполитой, и с сестрой


Эмилией повез ее домой.


Под музыку и веселые клики


В Афины Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 барон двинулся величавый;


Разделяло с ним победы торжество


Все воинство блестящее его.


Когда б я мог без счета растрачивать время,


Я б поведал с подробностями всеми,


Как амазонок одолел Тезей


Коварством и отвагою собственной Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Как разыгралось главное сраженье,


Приведшее наездниц к пораженью,


Как осажден был Ипполитин град


Афинским храбрым воинством и взят,


Как женитьбу их отпраздновали в храме,


Увенчанном огнями и цветами.


Но это все оставлю в стороне Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3:


Идти за плугом длительно необходимо мне,


А он волами тощими влечется;


Вам поведать мне много остается,


Я не желал бы помешать другим


Успеть с рассказом выступить своим.


Поглядим, ужин ожидает кого Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 из нас!


Итак, продолжу прерванный рассказ.


Когда мной упомянутый герой


Стоял практически под городской стенкой


В слепящем блеске торжества и славы,


Он увидал, что перед ним заставой


Вдруг вырос ряд одетых в траур дам,


Склонивших Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 головы к его стопам.


Все, на коленях стоя, к паре пара,


Плакали так отчаянно и яро,


Что можно утверждать: никто на свете


Не слышал криков горестней, чем эти.


Рыдая и судьбу свою кляня,


Они схватили Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 под уздцы жеребца.


«Что значит в торжественный сей миг, -


Спросил Тезей, – ваш неистовый вопль?


Ужель из зависти внести отраву


В мою победную желаете славу?


Иль кто-либо нанес обиду вам Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3?


Скажите мне, и я ему воздам.


Для чего вы в платьице темное одеты?»


Здесь старшая в массе злосчастной этой,


Издав предсмертному схожий стон,


Которым каждый был бы поражен,


Произнесла: «Господин, для себя по праву


Победой ты Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 стяжал и честь и славу,


И нам нельзя завидовать для тебя;


Но нашей горестной внемли мольбе


И смилуйся над ничтожной толикой нашей,


Хоть капля соболезнования из чаши


Твоих щедрот на нас пусть свалится Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Ведь любая из нас ведет собственный род


От княжеской иль царской крови, -


Меж тем в пыли влачим мы век собственный вдовий,


Опасный рок, как досадно бы это не звучало, неумолим:


Всех давит злостным колесом Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 своим.


О государь, мы ждем тебя с войсками


Уж целую неделю в этом храме


Богини милосердья. Помоги нам,


Яви себя всесильным владыкой.


Я, что сдержать рыданий не умею,


Была супругой владыки Капанея,


Который в Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 Фивах пал в окаянный час.


Проклятие да ляжет и на нас,


Плачущих сейчас перед тобою.


Мужей лишились мы во время боя,


Когда был город Фивы осажден.


Сейчас же – горе нам! – старик Креон Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Что сейчас царит в границах Фив,


Исполнен гнева и несправедлив,


Тиранства ради и из жажды зла,


Чтобы обесчестить мертвые тела


Фиванцев, павших в свирепой битве той,


Повелел сложить из трупов бугор Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 большой,


И ни за что не допускает он,


Чтоб сожжен был кто иль погребен:


Всех псам обрек он гадким приказом».


И с этими словами дамы разом


Все пали ниц, издав плачевный стон:


«О Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3, пожалей нас, неутешных жен,


Чтобы горесть наша в грудь твою вошла».


Здесь авторитетный барон мгновенно сошел с седла,


Скорбя об их несчастье и позоре.


Он задумывался, сердечко надорвется с горя,


Узнав Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 о том, что довелось снести


Не так давно жившим в славе и в чести.


Фиванок он в объятья заключил,


Стал тихо утешать по мере сил


И в том им отдал праздничное слово,


Что всей своею мощью Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 так сердито


Истязателю Креону отомстит,


Что в Греции люд заговорит


О том, как поступил Тезей с Креоном,


Достойным экзекуции по хоть каким законам.


И в тот же час, не мешкая никак,


Он, распустив собственный стяг Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3, понесся в путь -


К твердыне Фивам во главе дружины.


Не въехал он и не вошел в Афины,


Не отдыхал и половины денька,


Всю ночь в походе не слезал с жеребца Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Королеву ж Ипполиту той иногда


С красотой Эмилией, ее сестрой,


Послал в Афины жить в чести и в холе,


А сам на бранное понесся поле.


С копьем и со щитом, багрово ал,


Бог Марс на Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 белоснежном знамени светился,


По складкам стяга везде сияние собственный сея,


А рядом трепетал флаг Тезея,


Весь златом тканный: там набит, глядите,


Тот Минотавр, что им сражен на Крите.


Так ехал барон, славный Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 отпрыск побед,


А с ним и рыцарства блестящий цвет,


Пока у Фив не стал он на лугу,


Где дать решил схватка противнику.


Но сокращу я повести объем.


Креона он, что в Фивах Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 был царем,


В бою открытом поразил геройски,


Посеял ужас и бегство в фивском войске


И приступом их град захватил,


Разбивши стенки прочные и вал.


Злосчастным вдовам вернул он останки


Супругов их Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3, поверженных в боях,


Чтобы, по ритуалу старых, трупы спалить.


Но очень бы затянулась речь


Про горестный плач, про крики без числа,


Про горе дам, покуда жгли тела,


Про почести, что в милости собственной


Сей фаворит Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 доблестный, Тезей,


При расставанье оказал тем вдовам…


Прослыть я не желаю многословом.


Победоносный вождь Тезей, сразив


В бою Креона, стал королем Фив.


Проночевал он ночь в открытом поле,


И край перед его смирился Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 волей.


Чтобы обобрать тела убитых всех,


Чтобы с их совлечь одежку и доспех,


Трудились тати рьяно и исправно


На утро той победы достославной


И вот отыскали средь груды бездыханной


Покрытых не одной кровавой раной


2-ух рыцарей Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 младых, лежавших рядом,


В доспехах схожих, с дорогим окладом,


Из коих звали 1-го Арситой,


Другой же Паламон был именитый.


Погибель завладела ими не полностью,


И тотчас в их герольды по броне


Признали августейших Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 2-ух господ,


Ведущих от владыки Фив собственный род -


2-ух отпрыской от царственных сестер.


К Тезею братьев отнесли в шатер,


Отрывши из-под кучи мертвых тел.


А он тотчас выслать их повелел


В Афины век Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 в неволе коротать


(За их он отказался выкуп взять).


Величавый вождь, отдав приказ таковой,


Со всею ратью поторопился домой,


Чело победным лавром увенчав,


И там со славой и посреди забав


До погибели жил. (Что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 гласить нам доле?)


Но в тесноватой башне в ужасе и неволе


Томился Паламон с Арситой-братом…


Не откупить их ни сребром, ни златом…


Так денек за деньком идет и год за годом Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Когда в один прекрасный момент в мае пред восходом


Эмилия, чей образ был милее,


Чем на стебле зеленоватом цвет лилеи,


Свежайшей, чем мая ранешние цветочки


(Ланиты с розами сравнил бы ты:


Не знаю я, которые алей Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3),


Покорствуя привычке молодых дней,


Оделась, встав до света на востоке:


Не по нраву ведь маю лежебоки.


Все нежные сердца беспокоит май,


От сна их будит и орет: «Вставай


И правильно мне служи, расставшись Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 с ленью».


Эмилия, исполненная рвенья


Приветить май, на луч рассвета смотря,


Стала свежайшей в утреннем наряде.


Златые кудряшки, в косу сплетены,


На хороший ярд свисали повдоль спины.


Она по саду, чуток Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 поднялось светило,


Меж распускавшихся дерев бродила.


Срывая цвет, то розовый, то белоснежный,


Для головы венок плела искусно


И пела, как будто ангел неземной.


Большая башня с толстою стенкой,


Главнейшая темница в той твердыне


(Где Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 рыцари в плену томились сейчас,


О коих был и дале будет сказ),


Над садом этим возвышалась как раз,


Где забавно Эмилия бродила.


Над морем воссияло денька светило,


И бедный арестант Паламон тогда же,


Как Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 раз в день, с разрешенья охраны,


Шагал по верхней светлице темницы,


Преславный город видя через бойницы


И садик, где под зеленью веток


Во всей красоте и свежести собственной


Эмилия гуляла по дорожкам.


Так Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 печальный Паламон перед окошком


Собственной кутузки шагает взад-вперед


И сам с собой грустно речь ведет.


«Зачем рожден я?» – молвит в скорби жгучей.


И вышло так, – судьба ли то иль случай? -


Что через Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 литые прутки на окне,


Подобные бревну по толщине,


Он вдруг узрел Эмилию в саду.


«Ах!» – кликнул он, качнувшись на ходу,


Вроде бы стрелой жестокою пробитый.


Пробудившийся от возгласа Арсита


Спросил его: «Что у тебя болит Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3?


Твой лик смертельной бледностью облит!


Как? Плачешь ты? Кто обидел тебя?


Сноси в смиренье, господа любя,


Плененья гнет истязающий: ведь он


Самой Удачей, видно, нам сужден;


Сатурна ли агрессивным положеньем


Иль иных звезд злосчастнейшим стеченьем


Ниспослан Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 он, – такой, как ни борись,


Был вид небес, когда мы родились.


Итак, вытерпи: вот лаконичный мой совет».


Здесь Паламон промолвил так в ответ:


«Мой милый брат, оставь такое мненье,


Для Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 тебя его внушило заблужденье.


Нет, не кутузка исторгла этот стон:


Я через глаза был в сердечко поражен


До глубины, и в этом – погибель моя.


Да, красота дамы, что, как вижу я,


По Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 саду там гуляет взад-вперед, -


Причина слез моих и всех невзгод.


Богиня ль то иль смертная супруга?


Самой Венерой мнится мне она».


И, в увлечении не зная меры,


Он, ниц упав, воскрикнул Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3: «О Венера,


Коль ты явилась в вертограде том


Передо мной, презренным существом,


То помоги нам выйти из кутузки.


Но если повеленьем рока мы


До погибели тут обречены невзгодам,


То смилуйся хотя б над нашим родом,


Низверженным по Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 прихоти злодея».


Меж тем Арсита, обозрев аллейки,


Где дама та бродила взад-вперед,


Ее красою чудной в собственный черед


Более был ранен и пленен,


А может быть, сильней, чем Паламон Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


И, жалостливо вздохнув, он гласит:


«Увы, я чудной красотой убит


Кросотки, прогуливающей по саду!


И если я не вымолю отраду


Лик увидеть ее хотя порою,


Ожидает погибель меня – я от тебя не скрою».


Когда услышал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 эти речи брат,


Он молвил, свирепый обративши взор:


«Ты говоришь, должно быть, для забавы?»


А тот в ответ: «Мне не до шуток, право:


Очевидец бог, для тебя я не солгал».


Здесь Паламон, нахмурив бровь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3, произнес:


«Не много чести обретешь ты в том,


Что станешь предо мною мерзавцем.


Я брат для тебя по крови и обету.


Мы крепкой клятвой подтвердили это, -


Мы поклялись, что коль нас Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 не замучат


И погибель сама навек нас не разлучит,


В делах любви не будешь мне противником,


Мой милый брат, как и ни в чем другом,


Меня во всем поддержишь ты, любя,


Как и во Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 всем я поддержу тебя.


Так ты клялся, и так клялся я тоже.


От клятвы отрекаться нам негоже.


Ты, спора нет, советник мой и друг,


Но, как изменщик, возмечтал ты вдруг


О Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 той, кому служу я, полюбив,


И буду так служить, покуда живой.


Нет, злой Арсита, не бывать тому!


Я 1-ый полюбил и собственному


Наперснику и брату по обету


Искренне доверил тайну эту.


И ты, что клятвой Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 рыцарскою связан,


По мере сил мне помогать должен.


Иль ты – изменщик, в том сомненья нет».


На то Арсита гордый отдал ответ:


«О нет, изменщик тут не я, а ты;


Ты изменил Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3, скажу без инсинуации.


К ней par amour [78 - Любовью (фр.).]я 1-ый воспылал.


А ты где был? Ведь ты тогда не знал,


Именовать ее супругой либо богиней!


Ведь у тебя – почтенье пред святыней,


А тут Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 – любовь к живому существу.


И сей любви в очевидцы кличу


Я кровного и названого брата.


Пусть 1-ый ты, – ужели это свято?


Ты знаешь, старый вопрошал мудрец:


«Кто даст закон для Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 любящих сердец?»


Любовь сама – закон; она сильней,


Клянусь, чем все права земных людей.


Хоть какое право и хоть какой указ


Перед любовью ведь ничто для нас.


Кроме воли человек влюблен;


Под ужасом погибели все таки Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 служит он


Вдове ль, девушке ль, мужней ли супруге…


Но нет надежды ни для тебя, ни мне


При жизни милость дамы обрести.


Ты знаешь сам: сидим мы взаперти;


Обречены мы жить в темнице Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 сей


Без выкупа до окончанья дней.


Так спорили два пса за кость огромную,


Дрались весь денек, а вышло все впустую:


Явился коршун вдруг, у драчунов


Под носом кость стащил и был такой.


В палатах Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 королевских правило такое:


Всяк за себя, других оставь в покое!


Обожай, коль хочешь. Я люблю ее


И буду впредь ей верен. Вот и все,


Мы тут в кутузке должны мучиться безжалостно.


Так Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 пусть же каждый ожидает веленья рока!»


В сердцах и длительно спорили друзья.


Но повесть мне затягивать нельзя.


Вернемся к сущности. Приключилось раз


(Методом кратчайшим поведу рассказ),


Что авторитетный барон, славный Перитой


(Который был Тезею друг Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 большой


С младенчества и в детские года)


В Афины прибыл, чтоб, как обычно,


С товарищем покоротать досуг, -


Милее всех ему был этот друг;


А тот его обожал с таким же жаром,


И даже (если Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 веровать книжкам старенькым),


Когда один изведал смертный хлад,


Другой его находить спустился в ад.


Говорить о том охоты нет.


Тот Перитой с Арситой много лет


Был связан в Фивах дружбою святой.


И, по Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 мольбам и просьбам Перитоя,


Тезей Арсите разрешил свободна


Вон из кутузки уйти куда угодно,


Без выкупа, с условием одним,


Рассказ о коем следует за сим.


Тезей с Арситой ясно меж собой


Установили Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 уговор таковой,


Что если б Арситу кто застигнул


В Тезеевой земле хотя б на миг,


Иль деньком, иль ночкой, иль в всякую пору,


То пойманный герой, по уговору,


Главы собственной лишится под клинком Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


И нет ему спасенья нипочем.


Вот он простился и торопится домой…


Эй, берегись, ответишь головой!


Какую же Арсита терпит муку!


Он в сердечко чует хладной погибели руку.


Он рыдает, стонет, жалостливо плачет,


С собой Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 покончить всекрете помышляет.


«Зачем, – он задумывается, – родился я?


Сейчас еще тесней кутузка моя.


Я из нее вовеки не уйду:


Я не в чистилище – уже в аду.


Вызнал меня на горе Перитой:


Мне Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 у Тезея в башне запертой


Остаться бы в путах, на запоре!


Там в радости текла бы жизнь, не в горе.


Только видом той, которой я служу


(Хоть милости вовек не заслужу),


Уже полностью Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 я был бы услажден».


«Мой милый брат, – он молвит, – Паламон!


Победа – ах! – осталась за тобой!


В кутузке сидишь ты, взысканный судьбой…


В кутузке? О нет! Верней сказать – в раю.


Судьба на счастье мечет Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 зернь твою.


Ее ты видишь, я же так далек;


А раз ты с ней и так изменчив рок


(Ведь рыцарь ты, отважен и удал),


То, может быть, и то, чего ты ожидал,


Для Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 тебя отправит судьба когда-нибудь.


А я изгнанник, и к блаженству путь


Мне без надежд отрезан навечно.


Земля, огнь, и воздух, и вода,


И существа, что изготовлены из их,


Не снимут Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 страшных мук моих.


Погибну я, истерзанный тоской.


Прощайте, жизнь, и удовлетворенность, и покой!


Как досадно бы это не звучало, зря от людей настолько не мало


Поклепов слышим на судьбу и бога,


Что жалуют нас Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 наилучшими благами,


Чем можем мы иногда придумать сами.


Другой достояние вымолит, – оно ж


Недуг накличет иль убийцы ножик.


А тот покинул, помолясь, кутузку,


Но челядью убит в собственном дому.


Нас караулят неудачи что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 ни шаг.


Не знаем мы, каких мы просим благ.


Мы все – как тот, кто пьян вином.


Пьянчуга знает – есть, дескать, кое-где дом,


Не знает только, как пройти домой,


И склизок путь под Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 пьяною ногой.


Вот так же мы блуждаем в сей юдоли:


Мы скупо ищем путь к счастливой доле,


Но без конца плутаем, как на грех,


Все таковы, и сам я ужаснее всех.


Не Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 я ли мнил и тешился мечтой,


Что, чуток я выйду из темницы той,


И ожидают меня веселье и услады.


А сейчас наилучшей я лишен отрады.


Эмилия! Нельзя мне созидать вас Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3!


Спасенья нет, настал мой смертный час».


Тем временем злосчастный Паламон,


Узнав, что он с Арситой разлучен,


Так возрыдал, что стенки бастиона


Тряслись от причитания и стона


И оковы, что на ногах он нес,


Вымокли Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 от соленых горьковатых слез.


Он восклицал: «Арсита, брат, о горе!


Ты плод сорвешь, бог лицезреет, в нашем споре!


Свободно ты по Фивам ходишь сейчас


И не достаточно тужишь о моей кручине.


С твоим мозгом Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 и мужеством, я мню,


Собрать ты можешь войско и родню


И край весь этот разорить войной.


По договору ль, хитростью ль другой,


Ты женишься на той прелестной даме,


По коей тут я изойду слезами Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Ведь если все способности учитывать, -


С того времени как ты свободу сумел обресть,


Ты – сударь, конкурент очень сильный,


А я погибну в клеточке сей могильной,


Вопя и воя до скончанья дней


От всех Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 тягот и мук кутузки моей.


К тому ж любви терзанье роковое


Скорбь и кручину множит вдвое».


Здесь дико ревность разгорелась в нем,


Просочилась в сердечко, грудь спалила огнем.


И стал похож наш арестант Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 безрадостный


На букс засохший иль на пепел хладный.


Он гласил: «Богиня, злой кумир,


Что нескончаемым словом сковываешь мир


И на плите из твердого алмаза


Навек законы пишешь и указы,


Мы все, твоей подчиненные короне Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3, -


Масса овец, толкущихся в загоне.


Ведь человека лупят, как скот рогатый,


Сажают в кутузки, башни, казематы;


Он терпит боль, несчастье и тревогу,


И нередко незаслуженно, ей-богу.


Скажите, где же мудрость Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 провиденья,


Когда невинность терпит напрасно мученья?


Ведь человек мучается тем сильней,


Что должен по религии собственной


Во имя бога страсти побороть,


А скот творит, чего вожделеет плоть.


Подохнет скот – и нет ему хлопот,


А Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 человека наказанье ожидает,


Хоть он и в жизни зло и скорбь вытерпел.


Воистину, такой его удел.


Пусть богослов на это даст ответ,


Одно я знаю: полон муки свет.


Как досадно бы это не Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 звучало, я вижу, вор и подлый змей,


Изведший многих праведных людей,


Свободно прогуливается и живет отлично,


А я – в узилище томясь всечасно,


Гоним Юноной обезумевшой, ревнивой,


Практически что обескровившею Фивы


(Хоть крепки были стенки Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 и брустверы),


Терплю к тому к тому же от Венеры,


Опасаясь Арситы и к нему ревнуя».


Но здесь о Паламоне речь прерву я,


Его в кутузке оставлю и в плену


И об Арсите Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 вновь рассказ начну.


Проходит лето, удлинились ночи,


Мучаются в два раза горше и жесточе


И арестант и влюбленный, и, ей-ей,


Не знаю я, чей жребий тяжелей.


Сказать короче: бедный Паламон


На Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 всю жизнь в темницу заключен,


Чтобы в ней томиться до скончанья дней;


Арсита ж изгнан из державы сей,


И никогда под ужасом погибели впредь


Любимой ему не видеть.


Кому ж сейчас – влюбленные, решите Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3! -


Тяжеле? Паламону иль Арсите?


Ведь этот даму лицезреет денек за деньком,


Но сам он укрыт в узилище собственном,


А тот всюду прогуливается без усилий,


Но дамы не увидит никогда.


Судите сами: вам Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 оно видней,


Я ж возвращаюсь к повести собственной.


Арсита в Фивах жил и сокрушался,


Говорил: «Увы!» – и нередко эмоций лишался:


Он с дамою собственной навек в разлуке.


Я кратко вам скажу об Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 этой муке,


Что не был и не будет так убит


Тоской никто – с того времени как свет стоит.


Пища, питье и сон на разум нейдут,


И стал он тощ и высох, как будто пруток.


Глаза Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 ввалились, глядит покойником,


Как хладный пепел, бледен, желт лицом.


Он, как отшельник, вечно одинок,


Всю ночь плачет, сетуя на рок,


А чуток услышит песнь иль струнный гул,


Безудержно и длительно рыдает Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 он.


Так пал в нем дух и вкупе естество


Так поменялось, что выяснить его


По голосу и речи нереально,


А вид уличает непререкаемо


Не тот недуг, что бог Эрот дарует,


А манию, которую родит


Сок темной Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 желчи в чаше головной,


Седалище фантазии шальной.


Ну, словом, оборотилось все ввысь дном


В Арсите, воздыхателе нездоровом, -


Обличье, обхождение и стать…


Что мне о том весь денек повествовать?


Претерпевал бедняжка год Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3-другой


Всю эту муку, скорбь и непокой,


Как сказано, в стенках родимых Фив.


Вот раз лежал он, прочно опочив;


Меркурий, бог крылатый, над постелью


Явился вдруг, зовя его к веселью.


Магический жезл в руке его подъят,


А Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 из-под шапки волосы поблескивают.


Так он одет (Арсита лицезреет сон),


Как в час, когда был Аргус усыплен. [79 - Хитроумный Меркурий убаюкал собственной музыкой стоокого охрана Аргуса и, усыпив, умертвил Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 его.]


И молвил бог: «Направь стопы в Афины:


Там ожидает тебя конец твоей кручины».


При сих словах Арсита встал от сна.


«Поистине, сколь мука ни сильна, -


Он молвил, – я тотчас помчусь в Афины Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Меня не сдержит ужас лихой кончины.


Увижу ту, кому, любя, служу.


И голову к ее ногам сложу».


Сказавши так, он в руки взял зерцало


И лицезреет, что с лица вся краска спала,


Что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 стал его неузнаваем лик.


Здесь помысел в уме его появился,


Что если так сменилось естество


От злой заболевания, мучившей его,


То он, назвав себя простолюдином,


Ходить неузнан мог бы по Афинам


И дамой тешить Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 денек за деньком собственный взгляд.


Не медля, он переменил убор


И, нарядившись умеренным бедняком,


С одним только сквайром, что уж был знаком


С его делами всеми без изъятья,


Одетым, как и он, в обычное Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 платьице,


Вошел в Афины по прямой дороге


И, появившись в герцогском чертоге,


Там предложил услуги у ворот


По части всяческих ручных работ.


Чтобы повесть вам моя не раздражала,


Скажу тотчас: попал он под Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 начало


К дворецкому Эмилии самой.


Хитро пред тем вызнал он стороной


О каждом, кто служил возлюбленной даме,


К тому ж он был могуч и юн годами,


Был костью крепок, преисполнен сил.


Дрова рубил он, воду приносил Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3,


Все делал, словом, что ни повелят.


Так прослужил он года два попорядку


И вот пажом приставлен был к палатам


Эмилии, назвавшись Филостратом.


Никто из всех людей такового чина


Так не был чтим, и даже вполовину Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3.


Так был учтив Арситы разговор,


Что известие о нем весь облетела двор:


Все гласили, что по благостыне


Тезей его повысить должен в чине


И на таковой его поставить путь,


Где доблестями может он блеснуть Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3.


Так слава Филострата процвела,


Хваля и речь его, и все дела,


Что милостью его взыскал Тезей


И сделал сквайром в светлице собственной,


Дав золота, чтобы жил он, процветая,


К тому ж вассалы Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 из родного края


Из года в год несли ему добро.


Но растрачивал он так робко и хитро,


Что не дивил людей его доход.


Так прожил он в Афинах 3-ий год


Во деньки войны, в годины мира Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 тоже,


Тезею ж был он всех других дороже.


Его оставлю я в таковой чести,


Чтобы речь о Паламоне повести.


В страшной, темной башне заключен,


Семь длительных лет мучается Паламон,


Надежд лишенный Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3, от любви нездоровой.


Кто злой кручиной отягчен двойной?


То – Паламон: боль от любовных дум


Ему чуть не помутила разум;


К тому ж он арестант, под ярмом невзгод


Стенящий век, а не один только год Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3.


О, кто бы спеть в стихах британских мог


Про муки те? Не я, очевидец бог!


Итак, рассказ я стремительно поведу…


Раз, в третье мая на седьмом году


(Как молвят нам книжки старенькых дней,


Что этот Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 сказ передают полней)


Так учинил подходящий рок


(Что предначертано, свершится в подабающий срок),


Что Паламон, посреди полночной тьмы,


Друзьями вызволенный из кутузки,


Из городка бежал что было сил;


Тюремщика же так Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 он напоил,


В вино, кроме пряностей, вложив


Снотворных травок и опия из Фив, [80 - Тут: Фивы египетские.]


Что до утра, не чуя ничего,


Тот прочно спал, как ни трясли его.


Бежал он, под собой не слыша Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 ног.


Ночь коротка, и денек уж недалек,


И нужно прибежище отыскать.


Вот в рощицу, в сторонке от пути,


Вступает застенчивым шагом Паламон.


Сказать вам кратко, собирался он


Весь денек прятаться в роще Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 3 как-нибудь,


А ночкой опять продолжать собственный путь


До града Фив и там просить собственный род


Против Тезея двинуться в поход.


dvuh-krugovih-provodnikov-s-tokom.html
dvuhadresnie-uchebnie-kompyuteri.html
dvuhetapnijmnogoetapnij-konkurs-oao-inter-rao-elektrogeneraciya.html