Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22



В глуби мы ищем настоящего бога,


Здесь, на земле, всосет нас костер».


Цецилия его оборвала строго:


«Поверь, тогда только стоила бы много


Земная жизнь, исполненная зла,


Когда б она единственной была.


Но есть другая Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 жизнь в ином пределе,


Которая не ведает конца.


Нам к этой жизни, как к блаженной цели,


Путь кажет отпрыск небесного отца,


Благого вседержителя-творца,


Чей дух святой бессмертною душою


От века наделяет все земное


.


Благая Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 и праздничная известие


Принесена на землю божьим отпрыском.


Что, не считая этой, жизнь другая есть».


«Сестра, – воскликнул Тибурций, – ты единым


Не именовала ли бога владыкой?


Я сообразил, что один над нами бог, -


А ты Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 мне говоришь сейчас о трех».


Она на это: «Слушай разъясненье:


Как состоит разумный дух человеческой


Из памяти, мозга, воображенья,


Так может быть присущ состав тройной


И божеству, Тибурций дорогой».


Потом ему Цецилья в поученье


Про жизнь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 Христа, про все его мученья


Поведала, про смерть на кресте:


О том произнесла, как человеческому роду,


Погрязшему в грехе и суете,


Отпрыск божий нескончаемую предрек свободу.


И вот Тибурций, что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 в первый раз сроду


О отпрыску божьем услыхал рассказ,


К Урбану с братом двинулся тотчас.


Урбан, вознесши господу молитву,


Крестил его и рыцарем отдал стать,


Всегда готовым на святую битву.


На юношу такая благодать


Тогда сошла Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, что мог он увидеть


Всечасно ангела; ни на мгновенье


Его не покидало провиденье.


Всех знамений, что отдал им свет Христов,


Не перечислить, – было их много.


Но денек пришел, когда в конце концов


Их Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 городская охрана разыскала.


Префект Алмахий, допросив поначалу,


Их к статуе Юпитера послал


И слово им в напутствие произнес:


«С тех головы долой, кто богу Рима


Не пожелает жертву принести».


Позже, корникулярия [245 - Корникулярий – секретарь либо Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 писец римского префекта.] Максима


Призвав, ему повелел их отвести;


Святых на их мученическом пути


Сопровождая, тот душой умильной


Им соболезновал и слезы лил обильно.


Когда он слово услыхал святых,


От их повелел он катам отступиться,


Потом позвал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 к для себя он на дом их.


И не успело солнце закатиться,


Как светом веры озарились лица


У катов и Максима, – их сердца


Очистили святые до конца.


Цецилья позднее, под ночным покровом,


Священников к Максиму Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 привела


И вновь крещенным именованием Христовым


Промолвила, душою весела:


«Оставьте ваши черные дела,


Оружьем света препояшьтесь сейчас,


О рыцари небесной благостыни!


Вы сможете гордиться, о друзья,


Одержанной победою отменной.


Вам в небе справедливый Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 судия,


Все видящий из глуби заветной,


Венец готовит радости нетленной».


Как глас девственницы стих,


На площадь братьев повели святых.


На площади они ни воскурений,


Ни жертвы кумиру не вознесли;


Благочестиво Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 преклонив колени,


Они беседу с господом вели,


Дальние от помыслов земли,


И отсекла их головы секира,


И души их взнеслись к властелину мира.


Позже Максим, присутствовавший там,


В слезах произнес, что лицезрел, как вспарили


Бессмертные их Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 души к небесам


Под сенью светлых ангельских воскрылий.


И те слова премногих направили.


Префектом к бичеваныо присужден,


Под плетью дал богу душу он.


Цецилия его похоронила


Под камнем, где покоился супруг


И где Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 Тибурция была могила.


А прямо за тем повелел Алмахий вдруг


Отряду воинов собственных и слуг


Цецилью привести для воскуренья


Пред кумиром и жертвоприношенья.


Но вояки и слуги, как один,


Уверовали все в ее ученье


И, плача, восклицали: «Божий Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 отпрыск -


Бог настоящий, и исключительно в нем спасенье.


В него мы верим, раз он в услуженье


Таких рабынь имеет, как она;


С этого момента пытка нам уж не страшна».


Префект Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 востребовал, чтоб святая


Пред ним тотчас стала, и чуть


Она вошла, он, глас возвышая:


«Ты что за дама?» – спросил сначала.


«Патрицианка родом и вдова», -


С достоинством Цецилья отвечала.


«Да нет же, веру назови поначалу Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22!»


«Зачем же ты вопрос поставил так,


Чтобы им предполагалось два ответа?


Так задает вопросы только простак».


Префект Алмахий, в гордости задетый,


Спросил ее: «Откуда резкость эта?»


«Откуда? – молвила Цецилья. – Внушена


Мне совестью и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 верою она».


«А не страшит тебя, – спросил Алмахий, -


Префекта власть?» Она ж ему в ответ:


«Земная власть держать не может в ужасе


Того, кому открылся правды свет.


Ведь ничего в ней, не считая спеси, нет Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22,


Как в пузыре: проткни его иглою -


И сморщенный комок перед тобою».


«Ты на нехорошем пути стоишь на данный момент, -


Он молвил, – и упорствуешь зря;


Про августейший слышала приказ?


Погибель христианам Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22! – гласит он ясно. -


В том только случае, коль ты согласна


Немедля отречься от Христа,


Жизнь у тебя не будет отнята».


«И судари могут в заблужденье


Впасть, как и все, – ответила она -


Несправедливы ваши обвиненья.


Скажи Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, в чем наша состоит вина?


Не в том ли, что душа у нас полна


Любви к Христу, что мы всегда готовы


Святое имя защищать Христово?


Дороже жизни имя это нам».


Префект ответил, помолчав незначительно:


«Иль нашим Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 жертву принести богам,


Либо от вашего отречься бога


Должна ты, – вот к спасению дорога».


С ухмылкой, осветившей ей уста,


Ответила любимица Христа:


«Судья мой, принуждая к отреченью


От горней чистоты, меня ты сам


На тяжкое Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 толкаешь преступленье. -


Хитрит он, – ужель не ясно вам?


Ведь это видно по его глазам».


«Молчи! – воскликнул префект, – ни слова боле!


Про власть мою ты не слыхала, что ли?


Что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 воле ты подчинена моей,


Для тебя – скажи! – ужели непонятно?


В моих руках и жизнь и погибель людей.


Гордыню брось, – гордыня неуместна».


Она в ответ: «Я гласила честно,


Не гордо, – ибо гордости порок


Нам ненавистен и от Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 нас далек.


Коль не боишься правды, то скажу я


Для тебя во всеуслышанье, арбитр:


На данный момент изрек ты похвальбу пустую,


Сказав: «И жизнь и погибель дарую я».


Не так беспредельна власть твоя Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22.


Что жизнь отнять ты можешь, я согласна,


Но в остальном ты хвастаешь зря.


Скажи, что погибель в руках собственных несешь,


И прав ты будешь; все таки остальное -


Только похвальба бесстыжая и ложь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22».


Префект произнес: «Смирись передо мною


И жертву принеси! Глаза закрою


На то, что ты со мной груба была;


Закон философа – не держать в голове зла.


Но не стерплю, чтобы ты мне поносила


Богов Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, которыми гордится Рим».


Она ответила: «Судья постылый,


За время, что с тобой мы говорим,


Ты каждым словом уверял своим,


Что как бюрократ ты годишься не много


И быть для тебя судьею не Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 пристало.


Поражены, должно быть, слепотой


Твои глаза. Тому, кто лицезреет, – ясно,


Что это камень, камень только обычной, -


Немощный, неподвижный и безмолвный,


А тебе он божество, злосчастный!


Слепец, к нему рукой прикоснись


И в том, что это Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 камень, удостоверься.


Смеются над тобою везде,


Ах, не позор ли это и не стыд?


Ведь даже простолюдину понятно,


Что в небе бог от взгляда смертных укрыт.


А кумир, что на площади стоит, -


Он Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 и для себя и людям бесполезен


И только безумцу может быть любезен».


Разгневала префекта эта речь,


И он тотчас же дал приказанье


Домой святую отвести и спалить


Ее в натопленной отменно бане Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22.


И в пекло, раскаленное заране,


Была Цецилия заключена,


Чтобы задохнулась там в чаду она.


Но ночь прошла и денек за нею.


А ужасный банный жар бессилен был


Выполнить криминальную затею;


На лбу ее и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 пот не проступил.


Но все таки рок ей в бане погибель судил:


Убийцу подослал Алмахий свирепый,


Чтобы тот ее выслал в мир загробный.


Ей шейку три раза полоснув, рассечь


Ее не сумел он – не Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 хватило силы


Снять голову клинком кровавым с плеч.


А власть в те деньки не так давно воспретила


Удар 4-ый, если пощадила


Трижды погибель, и поэтому злодей


Из ужаса не дерзнул покончить с ней.


Цецилию, всю Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 залитую кровью,


Оставил он и удалился прочь,


А христиане, движимы любовью,


В платки сбирали кровь ее всю ночь.


Три денька ей удавалось превозмочь


Боль ужасную; собой пренебрегая,


Обожать Христа учила их святая Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22.


Она им дала добро свое


И молвила, их приведя к Урбану:


«Услышал бог моление мое,


Отдал мне три денька сносить тройную рану,


И, до того как дышать я перестану,


Их души в руки я для тебя Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 отдам:


Мой дом да будет преобразован во храм».


Ее Урбан и причт похоронили,


Когда спустилась ночь на землю, там,


Где останки других святых лежит в могиле.


Стал дом ее – святой Цецильи храм Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22,


Где и доныне, как понятно нам,


Христу и всем святым его усердно


Молитвы народ возносит правоверный.


Тут кончается рассказ 2-ой монахини


Пролог Слуги каноника [246 - Канониками называли себя полумонашествующие представители темного духовенства. Они Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 жили в миру либо в общежитиях с нестрогим уставом.]


Когда святой Цецильи житие


Пришло к концу (случилось же сие,


Когда от Боутон-ачдер-Блийн пройти


Успели мы не больше миль 5),


Стал нагонять нас спутник. Весь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 был взмылен


Жеребец сероватый в яблоках; его три мили,


Должно быть, гнал владелец, и бока


Прогуливались ходуном. Стан седоке.


Сутана темная совершенно скрывала,


Только стихаря белел кусок малый.


А жеребец слуги был пеною покрыт Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22,


И заморен, и плеткою избит,


И весь от пены был он белобокий, -


Раскраска, что идет одной сороке.


Вся в белоснежных клочьях сбруя обвисала,


А переметные сумы болтало.


Одежку я не сходу Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 распознал


И длительно бы, наверняка, гадал,


Когда б того случаем не увидел,


Как сшит был капюшон; по той примете


Мгновенно, что каноник он, я додумался.


И правда, он каноник оказался.


Болталась на шнурочке за плечом


Большая Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 шапка. Толстым лопухом


Прикрыл он темя, капюшон надвинул


Так, что накрыл и голову и спину,


И под двойной защитой их потел он


Как перегонный куб, что чистотелом


Иль стенницей фармацевтической набит


И сок лечебный, как будто Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 пот, струит.


Жеребца пришпорил он, нас нагоняя,


И на скаку орал: «Да охраняет


Вас крест Христов; я вас желал догнать,


Чтобы в Кентербери путь сбой продолжать


В приятном обществе вместе с вами».


Его Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 Слуга был также обходителен с нами:


«Лишь только поутру я увидал,


Что собрались вы, тотчас я произнес


Владельцу, что нужно вас догнать бы, -


И скукотищи, сэр, во всю дорогу знать вы


Не будете, – а Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 он скучать не любит».


«Да, правильно. Скукотища хоть кого сгубит, -


Произнес трактирщик. – Ты же, друг мой, прав,


Таковой совет разумный преподав.


Твой государь, видать радостный малый,


И если человек к тому ж опытный,


Может Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 быть, нас рассказом позабавит?»


«Кто, сэр? Владелец мой? Да он принудит


Кого угодно праздность позабыть.


Коль привелось бы вам с ним год прожить,


Вы б удостоверились: мастер на все руки


Владелец мой Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22. С ним не узнаешь скукотищи.


Он над собственной ретортой ночь не дремлет,


Поесть забудет – знай все мастерит.


Он много дел таких сейчас замыслил,


Что вы только рот разинете: к чему, дескать,


Такое Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 деется? Вы не глядите,


Что он так прост; знакомство заведите,


И я готов хоть об заклад побиться,


Что предпочтете золота лишиться,


Чем дружбы с ним. Вот видите каковой?


О нем говорить – не хватит Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 слов».


«Вот как, – произнес трактирщик, – расскажи же,


Кто государь твой? Выше нас иль ниже, -


Но он, должно быть, человек ученый,


К тому ж священным саном облеченный».


«Он больше, чем ученый; в Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 2-ух словах


Не поведать вам о его делах.


В таких премудростях он преуспел,


Что, если б я даже возжелал


Вам их рассказать, не отыскал бы слов


(Хоть я очевидец всех его трудов).


Когда бы пожелал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, он всю дорогу


До Кентербери вашего, ей-богу,


Устлать бы мог чистейшим серебром


Иль золотом. Не верите? Пусть гром


Меня настигнет, пусть накажет небо,


Пусть не вкушать мне ни вина, ни хлеба!»


«Хвала Христу, – трактирщик здесь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 произнес,


Но если государь твой путь вызнал


К премудрости таковой, к богатству, силе,


Что ж о для себя, друзья, вы позабыли?


Грязна его одежка и ветха.


Естественно, может быть, и нет греха


В таком смирении, но Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 все ж скупиться


Всесильному будто бы не годится.


Что ж, он неряха, что ли, твой ученый,


Раз он дорогой, серебром мощенной,


Чуть не в рубище готов скакать?


Того причину нам прошу сказать».


«Увы Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, не спрашивайте вы меня!


Хотя бы вся прославила земля


Владельца, богатым он не станет,


Коль мудрствовать и впредь не закончит;


Только вам скажу, и строго по секрету,


Что терпеть не могу Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 я всю мудрость эту.


Переборщишь – не выйдет ничего,


Произнес мудрец, милорда ж моего


Не убедишь; упрется на собственном он,


Когда и я, на что уж черный йомен,


По смыслу здравому подкол усвою.


Но Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 как мне это втолковать ему?


Пошли, господь, владельцу прозренье,


Одна надежда в том, одно спасенье.


Мне тяжело об этом говорить».


«Ну, много, друг, скорбь нужно поделить.


Уж если знаешь ты премудрость Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 эту,


Так злодеяния огромного нету,


Коль нам о ней поведаешь. Как знать,


Может быть, кто-либо из нас осознать


Владельцу поможет заблужденье.


Скажи, живете где, в каком селенье?»


«В предместьях городских либо в трущобах


Живем, как воры Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, как бродяги, оба.


Мы деньком не смеем носу показать.


Ах так живем, коль правду вам сказать».


«Зачем ты как будто вымочен весь в синьке,


Для чего в лице твоем нет ни Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 кровинки?»


«Всю выжгло кровь, и сам я весь зачах,


Плавильный разжигаючи очаг;


А в зеркало мне некогда смотреться, -


Смотрю весь денек, чтобы горн мог разгореться


И сплавил нам бесценный сплав.


В огне сжигаю жизнь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 свою дотла.


Вотще! Не думаю добиться цели,


Хотя бы без остатка мы сгорели.


И скольких соблазняем мы мечтой;


Здесь крону мы займем, там золотой,


А то и сходу фунтов 10, 20.


И Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 заставляем дурней дожидаться,


Покуда фунт не обратим мы в два.


У нас самих кружится голова:


Их обманув, себя надеждой тешим,


Свои ошибки повторяем те же.


Снова, как до этого, ускользает цель Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22.


Похмелье тяжкое сменяет хмель.


А завтра простаков мы опять маним,


Пока и сами нищими не станем».


Рассказ слуги каноник услыхал,


Подъехал поближе; всех подозревал


В злом умысле он и всего страшился,


Потому и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 здесь перепугался.


Катон произнес, что тот, кто повинет,


Все на собственный счет принять готов; но рад


Свалить на близкого свою вину.


Слуге каноник кликнул: «Прокляну!


Молчи, ни слова больше, плут опасный!


Меня порочишь ты, непризнательный Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22.


Кричишь о том, что был должен скрывать.


Смотри, заставлю я тебя молчать».


«Да что он по правде кипятится? -


Спросил трактирщик. – Пусть его позлится.


А ты, дружок, без ужаса продолжай».


«Да я и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 не боюсь его; пускай


Угрожает он», – произнес слуга, и сходу


Каноник сообразил, что его рассказу


Ничем сейчас не сумеет помешать,


И со стыда пустился прочь бежать.


«А, вот ты как! – воскликнул слуга. – Трусишка!


Тогда я обо Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 всех твоих делишках


Всю правду выложу. Будь проклят час,


Когда судьба свела с тобою нас!


Клянусь, сейчас уж больше не заставишь


Служить для себя. Опасностью, что отравишь,


Меня пугаешь ты. Ну, нет, шалишь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22.


Ведь сколько раз, бывало, говоришь:


Уйду от черта! А уйти нет силы,


Хоть он тащил меня с собой в могилу.


Пускай господь меня бы вразумил


И поведать о чарах обучил.


Таиться нечего. Мне Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 все равно,


Ведь душу сгубил я с ним давно».


Рассказ Слуги каноника


Тут начинается рассказ Слуги каноника


Практически семь лет с каноником я прожил,


А чтобы разума я нажил – непохоже.


Все, что имел Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 я, – растерял зря,


И сколькие той участи страшной


Со мной подверглись. До этого собственный наряд


Я в чистоте держал, и, молвят,


Видней меня средь слуг и не видали.


Сейчас чулок, бывало, надевали


Мы с ним Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 на голову; румянец щек,


Свинцом отравленных, совершенно поблек.


Кто в том погряз, хлебнет, бедняк, он горя,


Как досадно бы это не звучало, хоть я и сообразил это скоро,


Но мне застлал Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 глаза вроде бы туман -


Мультиплицирования дурман.


А скользки выгоды таковой науки


И не даются человеку в руки.


И вот в кармашке нет и медяков,


А за спиною всяческих долгов


Такая ноша, что до самой погибели


Нам с ними Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 не управиться, поверьте.


Моя судьба – неопытным урок.


Начать только стоит, а позже игрок


За ставкой ставку без конца теряет,


Пока дотла всего не проиграет.


Никто ему не восстановит разум,


Теряет кошелек и мозг Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 собственный разом.


И не подняться уж ему вовек,


И конченый совершенно он человек.


Когда ж свое достояние промотает,


К тому же и других он подстрекает,


Ведь злому человеку в утешенье


Чужие горести Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 и разоренье.


Мне так один ученый растолковал,


И вот на что я жизнь свою убил!


К дурацкому занятью приступая,


Мы мудрецами кажемся, блистая


Ученейшими определениями; печь


Я раздуваю так, будто бы спалить


Себя самих в Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 ней думаем. Зря


Вам разъяснить все то, что все ж непонятно


Остается: пропорции, и дозы,


И вещества, которых под опасностью


Беспощадной мести не могу именовать.


5 либо 6 частей вам лучше брать


В сплав серебра, иль олова Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, иль ртути;


Какой осадок будет вязкой мути,


Как следует опермент, [247 - Опермент – orpimentum (от лат. auri pigmentum) – золотая краска – желтоватый сернистый мышьяк.] кость и опилки


Стирать в мелкий порошок, в бутылке


Настаивать определенный срок,


Позже Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 ссыпать все в глиняный горшок,


Солить и перчить и листом стеклянным


Прикрыть, полив веществом проклятым.


Перевязать горшок кишкой ослиной


И наглухо кругом обмазать глиной,


Чтобы воздух доступа не находил


И чтобы горшка огнь не раскалил


Нагревом долгим и Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 постепенным.


И вот трясешься над горшком неоценимым,


А там до одуренья кальцинируй [248 - Кальцинировать (хим.) – прокаливать на слабом огне с поддуванием.],


Выпаривай, цеди, амальгамируй


Меркурий, в просторечье он же ртуть.


А Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 дело не двигается никак.


Берем мы тот меркурий со свинцом


И в ступке трем порфировым пестом,


Примешиваем серу и мышьяк,


Отвешиваем части так и сяк -


И все зря, ни к чему наш труд.


Какие б Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 газы ни вмещал сосуд,


Как ни сгущай на деньке его осадок,


А итог как и раньше не сладок.


И опять черт некий нам назло


Подстроит так, чтобы прахом все пошло:


И Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 труд, и время, и издержки наши.


Да, погибель и то таковой надежды краше.


Как на себя не наложил я рук!


Жалко, не силен я в тонкостях наук


И не умею толком разъяснять,


Не то я мог Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 бы много поведать


Того, что вам вовеки не измыслить.


Попробую так просто перечислить


То, что само собой на мозг придет,


А тот, кто ведает, пусть разберет.


Цветные земли, сера и зола,


Сосуды из графита Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 и стекла,


Реторты, пробирки, тигли и фиалы,


Сублиматории [249 - Сублиматории – возгонные сосуды.] и уриналы, [250 - Уриналы – мочеотстойники.]


Куб перегонный, волоски к весам


И остальной никому не подходящий хлам.


Орешек красильный, мочевой пузырь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22,


Мышьяк и сера, ртуть и нашатырь,


Четыре элемента параметров летучих,


Непознанных, опасных и могучих.


А различных травок, так тех не пересчитать,


Когда бы возжелал я все привесть.


Но валерьян, репей и лунный корень [251 - Лунный Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 корень – Botrychium lunarium, разновидность папоротника; по волшебным функциям – «разрыв-трава», которую собирали при лунном свете.]


Упомяну – они смягчают горе.


Мы тигель калим денек и ночь, реторту,


А там, глядишь, снова наш Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 сплав ни к черту.


И вот снова до света кальцинируй,


Подцвечивай, цеди и дистиллируй


Через глину, мел, а то и через белок,


Через соль, буру, поташ, золу, песок,


Через реальгар [252 - Реальгар – красный сернистый мышьяк.], вощеную Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 холстину


И с волосами смешанную глину,


Через различный уголь, воск, сухой навоз;


Подмешивай селитру, купорос,


Сурьму и сурик, серу и мышьяк,


Иль винный камень, бурый железняк,


Иль сплавы всякие, коагулаты,


Которые Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 металлами богаты.


Будто бы дело и к концу подходит,


Смесь зашипит, забулькает, забродит -


Тогда мешай, болтай и цементируй [253 - Цементировать – сгущать, добавлять вяжущие вещества.]


И серебром составы цитринируй. [254 - Цитринировать – от лат. citrus – лимон Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22. Серебро присваивало сплаву золотисто-лимонный цвет, что служило знаком того, что процесс мультиплицирования подходит к концу.]


А выплавишь, испробуешь – и вот


В конечном итоге новый припиши расход.


Еще скажу, что есть в мире


Семь Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 жестких тел, летучих же четыре.


Владелец мой так нередко их говорил,


Что в конце концов и я их заучил.


Летучие – мышьяк, ртуть, также сера


И нашатырь. Другая жестких мера


И символ другой: у Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 злата – солнца зрак,


У серебра – луны ущербной символ;


Железо – Марс, Меркурий – это ртуть


(Он и в металле желает одурачить),


Сатурн – свинец, а олово – Юпитер,


И медь – Венера. Сотки пробирок я вытер,


И хоть бы зернышко Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 одно на деньке,


Хоть блик солнечный узреть мне.


И кто ввязался в наше ремесло,


Тому конец. С собою унесло


Оно богатств и жизней сильно много.


В нем к разоренью верная дорога Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22.


И кто безумство желает проявить,


Пускай начнет он золото варить.


Кого к для себя обогащенье манит,


Пускай философом злосчастный станет. [255 - Алхимики именовали себя философами, другими словами людьми, обладающими секретом философского камня.]


По-вашему Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, несложно изучить


Искусство это? Нет! И можно быть


Каноником начитанным иль братом,


Священником, иль клерком, иль прелатом,


А этого искусства не понять -


Такая в нем нелепица и дичь.


А неученому так и подавно


Ввек не Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 осознать науки своенравной.


Но будь он книгоед либо будь невежда,


Достигнуть цели – напрасная надежда.


Финал трудов, как досадно бы это не звучало, сравняет всех.


Недостижим в алхимии фуррор.


Запамятовал еще сказать я о бутылках Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22,


О едких водах, кислоте, опилках.


О растворении сгущенных тел


И о сгущенье, коль осадок сел,


О различных маслах, о заокеанской вате, -


Все поведать, так Библии не хватит


И самой толстой; эти Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 имена


Запамятовать желал бы. Всем одна стоимость.


Об этом всём я напрасно разговорился,


От этих дел и черт бы сам взбесился.


Ну, бес с ним! Еще желаю сказать,


Что философский камень добывать


Стремимся все, а Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 этот эликсир


Посодействовал бы нам перевернуть весь мир. [256 - По представлениям алхимиков, было три главных разновидности философского камня (растительный – целебный, минеральный – модифицирующий неблагородные металлы в великодушные, и животный – обостряющий и обновляющий чувства и органы человека). Было Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 огромное количество различных обозначений философского камня; так, к примеру: эликсир, красноватый лев, панацея и т. п.]


Но дело в том, что, сколько мы ни бьемся


(Другой раз кажется, что надорвемся),


А эликсира Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 в колбах нет следа.


Но нас не покидает никогда


Надежда, что на деньке он заблестит


И все расходы наши возместит;


А не возлагай надежды мы, наш труд и горе


С разума свели бы нас, злосчастных Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22, скоро.


И, на неудачу, надежда та крепка,


До самой погибели манит дурачины.


И ремесло свое он не клянет:


Он сладость в горечи его отыщет.


Алхимиков уж таковы замашки, -


Они кровать Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 заложат и рубаху


И плащ последний лучше реализуют,


Чем сокрытые мечтанья предадут.


Скорей они кого-нибудь задушат,


Чем хоть на день печь свою затушат.


Не успокоятся, пока до нити


Их не обчистит поставщик их прыткий.


Выяснить Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 просто их; щеки впалы, серы,


Всегда от их исходит запах серы,


Оки грязны, вонючи, что козел;


Хотя бы за милю хоть какой прошел -


И то зловонием вам в нос стукнет


От Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 копоти, кислот и всякой гари.


По запаху, по бедной одежке


Узнаете алхимика вы до этого,


Чем слово молвит. Если же их спросят,


Для чего они такие тряпки носят,


Они тотчас вам на ухо зашепчут,


Что Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 так секрет они сокроют крепче


И что, дескать, если бы их подстерегли,


Они б и жизни не уберегли.


Так и дурачат различных простаков.


Эх, вспомнить противно, что и сам такой!


Но Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 собственный рассказ желаю в русло навести.


Пред тем как на огнь горшок поставить


С известной порцией цветных металлов


Иль жидкостей, а время от времени кристаллов,


Владелец смесь ту составляет сам,


И – подабающее владельцу воздам -


Чтоб обязанность исполнить Джеффри Чосер «Кентерберийские рассказы» - страница 22 эту,


Искуснее его на свете нету.


Но хоть о том уже молва идет,


А всякий раз в неудачу он попадет.




dvoryanstvo-v-pese-ap-chehova-vishnevij-sad-referat.html
dvr-digital-video-recorder.html
dvuedinaya-zadacha-prezidium-pravitelstva-uvelichil-byudzheti-pensionnogo-fonda-i-fonda-socstrahovaniya.html