Джайнизм: легенды и история 3 глава

Свою проповедь создатель нового вероучения направлял к различным слоям общества, при этом в большей степени к городским жителям, посреди которых оь отыскал огромное количество сторонников. Это событие не могло быть случайным: в городских населенных пт новые явления индийской жизни давали себя знать в особенности ясно, и буддизму тут быстрее сопутствовал фуррор Джайнизм: легенды и история 3 глава.

Огромные претензии предъявлялись брахманам. Будда упрекал их в лишней преданности идее своей исключительности, в высокомерии и гордыне, обличал за привязанность к земным благам, роскоши, излишествам. Пробы жрецов изображать себя высоконравственными людьми, ведущими обычной и серьезный стиль жизни, казались ему смехотворными. Эта часть назиданий, непременно, находила отклик у Джайнизм: легенды и история 3 глава широких слоев населения. Повсевременно повторяя, что брахманы по собственной природе ничем не отличаются от иных людей, Будда облекал в слова те чувства, которые испытывали к жречеству многие непривилегированные индийцы.

Совместно с тем позиция его в данном вопросе отличалась известной двойственностью. Он противопоставлял современное ему, погрязшее в пороках жречество безупречному жречеству дальной Джайнизм: легенды и история 3 глава древности. Брахманы, говорилось в проповедях, когда-то были носителями морали, но потом утратили свои плюсы. Только встав на путь совершенствования и отказавшись от мирских притязаний, они сумеют возвратить прежние награды. Для этого им, естественно, необходимо перевоплотиться в шраманов, т. е. практически разорвать с ортодоксальной традицией. Призыв Будды Джайнизм: легенды и история 3 глава не оставался без ответа: тексты упоминают о многих брахманских аскетах и учителях, принявших новейшую веру. Прослеживаемый в этом случае компромиссный подход был вообщем характерен для буддийского учения — и при решении вопросов доктрины, и при рассмотрении соц заморочек.

Конфигурации в экономической жизни Северной Индии также, разумеется, учитывались буддизмом. Этого добивались и конкретные Джайнизм: легенды и история 3 глава интересы сангхи, существовавшей всегда на средства светских сторонников учения. Когда Будда отрисовывал картину безупречного общества, он обязательно упоминал о развитом и отлично организованном хозяйстве, подчеркивая значимость фурроров в земледелии, ремеслах, торговле. Большая роль в этом отводилась централизованной власти. Царю вменялось в обязанность пичкать хлеборобов зерном, помогать скотоводам, оказывать Джайнизм: легенды и история 3 глава финансовую поддержку негоциантам. Эти взоры воспринимались сочувственно древнеиндийскими правителями и представителями разных вари.

Очевидно, буддизм призывал сначала к «религиозному освобождению», пропагандируемое им безупречное общество понималось как «царство духовности, не запятнанное грехами обыденного людского существования». Тем паче броско, что чисто вещественные задачи не исключались. Более того, они затрагивались в проповедях общего нрава Джайнизм: легенды и история 3 глава, о их гласили и с людьми, обращавшимися в буддизм. Будда повторял не один раз, что положение представителей низших слоев существенно улучшится с их вступлением в сангху. Согласно ранешным буддийским текстам, вопросы о вещественных трудностях мирского существования дискуссировались только с вайшьями и шудрами, приходящими в общину. Предполагалось, видимо Джайнизм: легенды и история 3 глава, что конкретно экономические тяготы могли вынудить их находить другой актуальный путь.

Нужно отметить, что так именуемый принцип абсолютного религиозного равенства людей уже в самом учении не был соблюден до конца. Воспрещалось, к примеру, брать в сангху рабов, не допускались в нее и лица, находящиеся на королевской службе либо состоящие Джайнизм: легенды и история 3 глава в армии, чтобы избежать вероятных столкновений с рабовладельцами и гос властью. Хотя сангха почти во всем строилась по общинному эталону, главные вопросы жизни решались на собрании полноправных членов и должностные лица выбирались, уже из свидетельств палийского канона ясно, что реального равенства с течением времени не стало: учитывалось, к примеру Джайнизм: легенды и история 3 глава, происхождение монаха, его прежний соц статус.

Не случаем в преданиях подчеркивается, что Будда мог родиться исключительно в королевской семье. Практически всем известным ученикам Шакьямуни приписывается принадлежность к знатным и богатым родам. Конкретно они и стали управлять сангхой. О духе неравенства свидетельствует и положение вновь принятых в общину: в Джайнизм: легенды и история 3 глава течение долгого периода ученичества они практически были слугами собственных наставников. По мере того как монастыри богатели, развивалось их хозяйство и росла потребность в рабочей силе, переход послушников в полноправные члены становился более затруднительным, и многие на всю жизнь оставались послушниками, вроде бы бесплатными слугами сангхи. Равномерно к выполнению ряда работ Джайнизм: легенды и история 3 глава начали завлекать рабов.

По другому говоря, мысль «общечеловечности». декларируемая в буддийских проповедях, практически воспринимала другое выражение даже в доктринальном установлении. На практике в ранешний период истории буддизма в сангху были привнесены те элементы варнового и имущественного неравенства, против которых в теории буддизм выступал с таковой категоричностью. Все же Джайнизм: легенды и история 3 глава по сопоставлению с классической варновой системой в ее брахманистском осознании дела в среде буддистов (монахов и мирян) более соответствовали изменившейся структуре общества.

Отрицая многие догмы брахманизма, буддизм не отторгал, на самом деле, мифологические представления и ритуалы ведизма. Исходя из убеждений существа нового учения вопросы богопочитания не имели сколько-либо Джайнизм: легенды и история 3 глава принципного значения. Если веровать текстам. Будда утверждал, что его доктрина не противоречит положениям старой дхармы. Это означало допустимость соблюдения мирянами обычных для их норм ежедневной жизни. Они могли поклоняться божествам ведийского пантеона и совершать прежние ритуалы.

Светские буддисты (упасаки — «почитатели») не отрешались от семьи, принадлежности, трудовой деятельности, публичных прав и обязательств. Ритуал Джайнизм: легенды и история 3 глава перехода в упасаки отличался предельной простотой — мирянину довольно было в присутствии группы монахов три раза произнести символическую формулу: «Я прибегаю к Будде как к защите, прибегаю к дхарме как к защите, прибегаю к сангхе как к защите». Тем он обязывался почетать Будду, делать дхарму, сначала 5 этико Джайнизм: легенды и история 3 глава-моральных предписаний (соблюдать ахимсу, быть правдивым, не воровать, избегать чувственных удовольствий, не употреблять опьяняющих напитков), и оказывать вещественную поддержку сангхе. Организованной общины мирян-буддистов не было. В их стиле жизни после принятия новейшей веры значимых конфигураций не происходило, и они не достаточно разнились от небуддистов.

«Дух обновления» норм жизни проявлялся и Джайнизм: легенды и история 3 глава в отношении к даме. Проповеди Будды завлекали не только лишь мужскую, да и женскую аудиторию. Не числилось сколько-либо предосудительным излагать ей базы учения, отвечать на вопросы, объяснять отдельные положения доктрины. Вместе с общинами буддийских монахов появляются и общества монахинь (об этом упоминается уже в эдиктах Ашоки). Палийский Джайнизм: легенды и история 3 глава канон очень детально разрабатывает для их дисциплинарные правила. Один из разделов его носит заглавие «Тхери-гатха» («Песнопения женщин-монахинь»). Тут собраны эталоны религиозной поэзии, многие из которых отмечены печатью подлинного вдохновения. Мирянки в случае погибели супруга могли вступать в брак вторично. Все эти положения конструктивно расползались с предписаниями брахманизма, отказывавшего даме Джайнизм: легенды и история 3 глава в праве на какую-либо самостоятельную духовную жизнь.

Значительно, что буддизм подразумевал известную терпимость по отношению к другим неортодоксальным течениям. Числилось, что их приверженцы также владеют частичкой «истинного знания», и задачка буддиста-проповедника заключается в том, чтоб дать им возможность получить его вполне. Тем преследовалась цель избежать Джайнизм: легенды и история 3 глава установления неодолимой грани меж своими адептами и сторонниками других систем, что резко противоречило догматам брахманизма. (На самом деле, но, буддисты часто сердито расправлялись со своими идеологическими противниками и прибегали даже к насилию. Об этом говорят сами буддийские сочинения, к примеру сборник буддийских преданий «Дивья-авадана».)

Популярности буддизма в большой степени Джайнизм: легенды и история 3 глава содействовала его определенная «языковая толерантность»: проповедь новейшей доктрины могла вестись и фиксироваться на любом языке либо диалекте. Брахманизм же языком религиозных текстов признавал только санскрит.

Организационно ранешний буддизм не имел сколько-либо точного дизайна и разработанных норм общинного подчинения. Декларировалось, что в сангхе вообщем нет управляющего. По преданию, Будда Джайнизм: легенды и история 3 глава не считал себя главой общины и отказался назначать преемника, утверждая, что в сангхе никогда не было и не должно быть 1-го фаворита. Буддисты в отличие от брахманистов не обожествляли собственного религиозного гуру, и «учителя» рассматривались только как носители «религиозной истины», превосходившие учеников только познаниями и опытом.

Со Джайнизм: легенды и история 3 глава временем этот «демократический дух» почти во всем был утрачен, монашеские организации (в особенности на Ланке — центре деятельности тхеравадинов в средние века и позже) строились по строго иерархическому принципу: привилегированная вершина резко отделялась от рядовых монахов. Но в исходный период, когда сангха в определенной мере соответствовала собственному наименованию «общины равных», этот Джайнизм: легенды и история 3 глава новый для варнового общества принцип эгалитарности, непременно, служил дополнительным фактором резвого утверждения буддизма. По сопоставлению с брахманистской доктриной, провозглашавшей абсолютную зависимость человека от его сословной (варновой) принадлежности, пропаганда равенства людей (хотя бы исключительно в духовной сфере либо в рамках отношений меж монахами) воспринималась многими очень сочувственно.

Распространению ранешнего буддизма Джайнизм: легенды и история 3 глава, непременно, содействовало и то событие, что, согласно палийским текстам, Будда и его преемники исходили из положения о 2-ух нетождественных уровнях осознания — уровнях мирян и монахов. Обращаясь к рядовым людям, проповедник воспользовался обыкновенными, знакомыми им словами, связанными с их ежедневным опытом и усвоенными с юношества представлениями брахманской традиции, не касался философских Джайнизм: легенды и история 3 глава, метафизических заморочек, но акцентировал внимание на вопросах этики. Интересно, что в этих воззваниях о людском «я» говорилось как о полностью достоверной действительности, тогда как в буддийской философии личность объявлялась иллюзией. Вобщем, тут не усматривалось никакого противоречия: для непосвященных, считали буддисты, довольно обычных, определенных истин и правил, «высшее же Джайнизм: легенды и история 3 глава знание» доступно только избранным. Этим, разумеется, разъяснялось и точное деление текстов канона на две группы: 1-ые, адаптированные для неизменного потребления (самвритти), написаны легкодоступным языком, 2-ые — для заслуги «высшей истины» (парамартха) — насыщены особыми «доктринальными» определениями.

Содержанию проповедей для мирян полностью соответствовали применяемые в этом случае понятия. От обычного буддиста, как Джайнизм: легенды и история 3 глава ранее говорилось, требовалось соблюдение ряда моральных заповедей. Целью существования провозглашалась благая жизнь на земле и следующее блаженство на небе (о нирване либо архатстве не упоминалось). Эти представления никаким образом не шли вразрез с классическими мыслями. Так, «рай» в буддизме не только лишь не отличался от брахманистского, да и обозначался этим же Джайнизм: легенды и история 3 глава словом — «сварга». Призывая верующих помогать аскетам и наставникам, Будда предлагал сразу оказывать уважение и брахманам, т. е. не заставлял порывать с обычным кругом правил. Сама формула «почтения к шраманам и брахманам» свидетельствовала об отсутствии сектантской замкнутости и известной гибкости буддизма. Рядовых индийцев, которым «теоретические» разногласия меж Джайнизм: легенды и история 3 глава брахманами и шраманами оставались труднодоступными, не заставляли принимать в спорах ту либо иную сторону.

Затрагивались в проповедях и чисто практические вопросы. Если монахам надлежало не помышлять о земных делах и благах, то мирянам, напротив, предлагалось заботливо вести хозяйство, стремиться к вещественному благополучию и обеспеченности. Будда специально перечислял «шесть случаев», ведущих к Джайнизм: легенды и история 3 глава потере принадлежности, и рекомендовал избегать их. Он повсевременно упоминал о «повседневном трудолюбии» как об одной из важных добродетелей мирянина и остерегал против лености. Достояние на этом уровне никак не рассматривалось как зло. Напротив, судя по подходящим отрывкам канона, оно расценивалось в качестве легитимной заслуги за «праведное поведение» (т. е Джайнизм: легенды и история 3 глава. за соблюдение ежедневных правил — шила).

Таким макаром, буддизм никак не чуждался «житейских» заморочек. Потому утвердившееся в науке представление о буддизме как о чисто монашеском движении, дальнем от ежедневных вещественных нужд, следует считать неверным. Естественно, ядром доктрины оставалось учение о достижении нирваны, но с ним органически уживался, казалось бы несопоставимый, свод Джайнизм: легенды и история 3 глава чисто практических заповедей. При всем этом концептуальная мысль необходимости ухода от жизни и ее радостей сосуществовала с проповедью вещественного благополучия. Последняя завлекала сначала ту богатую часть населения, которая по собственному варновому происхождению числилась, согласно брахманистской традиции, неполноправной.

Было бы, очевидно, грубой вульгаризацией объявлять буддизм конструктивным соц учением Джайнизм: легенды и история 3 глава, а Будду — соц реформатором. Изображенное в канонических сочинениях «идеальное общество» не имело никакой реальной базы, и даже в монашеской «общине равных» принцип равенства, как отмечалось, часто нарушался. По словам известного индийского философа Дебипрасада Чаттопадхьяи, «Будда единственный из всех современных ему пророков мог предложить народу иллюзию свободы, равенства и Джайнизм: легенды и история 3 глава братства, которые — как неминуемый итог законов общественного прогресса — попирались и подрывались в действительности».

Уже 1-ая его проповедь практически выводила все мирские препядствия, включая и социальные, из разных моментов психического состояния личности: зло, мучения, тяготы и горести объявлялись результатом «ослепления» человека, которому следовало отрешиться от мира, предназначить себя самосовершенствованию. Понятно, что буддизм Джайнизм: легенды и история 3 глава звал не к борьбе с несправедливостью, а к ослаблению и полному угасанию «огня внутренних желаний», чувств и наружных восприятий, к устранению всех реакций на мир вокруг нас, так как всякое страдание уничтожается только с исчезновением «сознания собственного „я“».

Сиддхартха Шакьямуни («отшельник из шакьев»), с именованием которого традиция связывает Джайнизм: легенды и история 3 глава создание буддийского учения, был, по-видимому, лицом историческим. Хотя факты его биографии, изложенные в канонических сочинениях, вроде бы растворились в колоссальном количестве знаменитых сообщений, главные действия его жизни можно выделить достаточно верно. По преданию, он родился в кшатрийской семье, был отпрыском вождя племени шакьев в местечке Лумбини (близ столицы Капилавасту), в Джайнизм: легенды и история 3 глава положенное время женился, возлюбленная супруга родила ему отпрыска. Но после того как Сиддхартха вызнал о существовании заболеваний, старости, погибели, он стал размышлять о причине несчастий и страдании человека. В 29 лет он оставил мир и сделался странствующим монахом под именованием Гаутама (пали — Готама). 6 лет он вел строго аскетический стиль жизни Джайнизм: легенды и история 3 глава, но потом разуверился в способности понять правду методом умерщвления плоти. Согласно традиции, он средством медитативных упражнений «достиг просветления» под деревом Бодхи близ городка Гая (на юге современного Бихара). Потом он выложил свое учение группе кочевых монахов, объясняя сущность собственной доктрины, и погиб в глубочайшей старости. (Исследователи Джайнизм: легенды и история 3 глава обычно датировали его погибель 486 либо 483 г. до н. э., но в ближайшее время все почаще стали приводиться приличные аргументы в пользу более поздней даты. На данный момент многие ученые относят погибель Будды к 430 г. до н. э. либо даже к 350 г. до н. э.)

Данные канонических сочинений подтверждаются материалами эпиграфики. В Джайнизм: легенды и история 3 глава надписи Ашоки из Румминдеи о Будде говорится как о реальном человеке родом из Лумбини. Возможно, в ту эру его существование под колебание не ставилось. Вобщем, сохранилось и поболее преждевременное свидетельство: текст на вуале из Пипрахви (Северная Индия), относящейся к IV в. до н. э., говорит, что в ней сохранены мощи Джайнизм: легенды и история 3 глава Будды.

Наше представление о жизни создателя буддизма существенно ограничено тем, что палийский канон практически не уделяет внимания его личности. Обширные биографии сохранились только в санскритских сочинениях — сначала в произведении школы сарвастивадинов «Лалитавистара» и поэме «Буддачарита», принадлежавшей перу известного буддийского проповедника, поэта и драматурга Ашвагхоши. Это разъясняется концептуальными установками ранешней Джайнизм: легенды и история 3 глава стадии учения: основоположник религии рассматривался только последним в ряду будд, явившихся населению земли, и не представлял энтузиазма как лицо историческое. Кстати, конкретно это безразличие к виду человека, выступившего с проповедью новейшей доктрины, может служить аргументом в пользу действительности Будды. Труднее обстоит дело с выявлением его начальных Джайнизм: легенды и история 3 глава взглядов. Некие сведения можно почерпнуть из палийского канона, хотя он был составлен еще позже «рождения доктрины».

В текстах рассказывается о спорах Гаутамы до его «просветления» с другими проповедниками и реформаторами. Повествуется, к примеру, о его встрече близ городка Вайшали с аскетомшраманом Арадой Каламой, который преподал ему уроки йогической практики; будущий Джайнизм: легенды и история 3 глава создатель буддизма так преуспел в их, что Арада предложил ему вместе с ним управлять общиной монахов. Гаутама типо отказался, так как учение Каламы его не удовлетворило. Сущность этого учения выявить на основании только палийских текстов очень проблемно, но по «Буддачарите» оно стает учением, близким санкхье. Отсюда некие историки делали Джайнизм: легенды и история 3 глава вывод, что последняя уже оформилась ко времени Будды, что он знал о ней еще в Капилавасту и обратился к Араде для того, чтоб поглубже ее изучить. Таковой взор представляется очень проблематическим, но, безусловно, данный эпизод допустимо считать указанием на знакомство Будды с рядом других доктрин, которые спецефическим образом могли Джайнизм: легенды и история 3 глава воздействовать на его собственные мнения.

Расставшить с Арадой, Гаутама, согласно текстам, встречается в округах Раджагрихи с другим шраманским мудрецом, Удрака Рамапутрой, и навечно задерживается у него, желая ознакомиться с его учением. Оно, судя по изложению в каноне, почти во всем припоминает буддизм. При помощи медитации подразумевается достижение особенного сверхчувственного состояния Джайнизм: легенды и история 3 глава, в каком «нет уже ни сознания, ни несознания». В тексте этим событиям приписывается исключительное значение — беседы с 2-мя проповедниками как будто приблизили Будду к «просветлению». Потом, создавая свою общину, он, как повествуют сутры, желал пригласить в нее собственных прежних учителей, но их уже не было в живых.

Появление буддизма Джайнизм: легенды и история 3 глава в качестве самостоятельного учения все источники связывают с «просветлением» Гаутамы, в момент которого он типо внутренне открыл себе главные положения собственной доктрины и обрел воспоминание о «прежних рождениях». Скоро после того в Сарнатхе близ Варанаси (Бенареса) он обратился с проповедью к 5 странствующим монахам-брахманам. Эта бенаресская проповедь Джайнизм: легенды и история 3 глава и была названа потом «первым поворотом колеса дхармы». Так началась, по традиции, долгая и полная различных событий история буддизма. «Поворот колеса дхармы» стал связываться с созданием «царства праведности», с началом нового периода в истории вселенной. Будда рассматривался как ее духовный владыка, а в буддийском искусстве с ним часто связаны изображения колеса Джайнизм: легенды и история 3 глава и зонта — обычных знаков королевской власти.

Позднейшие сутры сохранили увлекательный мифологический рассказ. Бог Брахма явился к Будде и просил его распространить на земле новейшую веру для спасения мира. Он сетовал, что в Магадхе популярностью пользуется «нечистое учение». Какое конкретно, тексты не докладывают, но, разумеется, идет речь о неортодоксальной доктрине Джайнизм: легенды и история 3 глава, с которой конкурировал буддизм. Эпизод имеет и другой, более принципиальный нюанс: факт прихода Брахмы в качестве просителя был должен выделить приемущество новейшей религии по сопоставлению с классической. В то же время связь Будды с одной из основных фигур брахманистского пантеона указывала на то, что буддизм выступает наследником брахманизма, а не Джайнизм: легенды и история 3 глава полностью чуждым ему учением. Интересно, что первыми приверженцами Будды названы в каноне аскеты-брахманы, а не шраманы.

Канонические тексты докладывают, что скоро после «просветления» Будда повстречал странствующего адживика по имени Упака, который спросил его, чьему учению он следует и почему смотрится таким счастливым. Тот ответил, что у Джайнизм: легенды и история 3 глава него нет наставника, что он не испытывает ничьего воздействия и ощущает себя просвеленным. Адживика ничего не произнес на это и ушел другой тропой. Эпизод имеет символический смысл: буддизм длительное время конкурировал с адживикизмом, и его приверженцы, возможно, были в числе первых, узнавших новое учение, но не принявших его.

Потом Джайнизм: легенды и история 3 глава, повествуют сутры. Будда встретил 3-х аскетов из рода Кашьяны, при этом у каждого из их было много учеников. Будда пожелал провести ночь в находившемся вблизи храме огня, но аскеты уговаривали его не делать этого, ибо там как будто обитает ужасный змей из породы нагов. Будда не ужаснулся и Джайнизм: легенды и история 3 глава вошел в храм. Змей изрыгал из пасти огнь и дым, но был побежден внутренней силой «первоучителя». Убедившись в его могуществе, три аскета обратились в его веру. Эпизод, видимо, тоже символичен: единоборство со змеем обозначает вероятнее всего дела буддизма с культами неарийских племен; победа над чудовищем, но мысли создателей текста, должна была показать Джайнизм: легенды и история 3 глава силу и приемущество нового учения.

Дальше в каноне рассказывается о первых 2-ух учениках Будды — Шарипутре и Маудгалаяне, ранее последователях агностика Санджаи Белатхипутты. Данный сюжет показывает столкновение буддизма с этой «еретической» школой, в то время, разумеется, очень влиятельной, но в предстоящем совсем исчезнувшей.

Когда число сторонников Будды достигнуло шестидесяти, он Джайнизм: легенды и история 3 глава, говорит предание, поделил их на четыре группы и направил в различные стороны проповедовать свою веру, и она находила все новых и новых адептов.

Вобщем, даже создатели буддийских сочинений обязаны были признать, что воззвание в буддизм не всегда проходило просто, без конфликтов. Некие политические объединения не воспринимали новейшую религию Джайнизм: легенды и история 3 глава. В государстве маллов, к примеру, каждый, кто приветствовал Будду, был должен заплатить большой штраф. В текстах упоминается и о спорах «учителя» с его кузеном Девадаттой, переманивавшим у него последователей. Девадатта добивался более грозной дисциплины, умерщвления плоти, воспрещал монахам появляться в городках (им надлежало жить только в лесах и Джайнизм: легенды и история 3 глава недоступной местности) и т. д. Такие представления, близкие к джайнским идеям аскетизма, по-видимому; были очень всераспространены тогда, и буддизму пришлось столкнуться с ними уже с самого начала.

Будда проповедовал свое учение на достаточно ограниченной местности Северной Индии. Он не совершал огромных путешествий и длительно задерживался на одном месте. В Джайнизм: легенды и история 3 глава Кошале, по традиции, он прожил даже 21 год. Возможно, новые взоры утверждались относительно медлительно, и пропаганда их добивалась напористых усилий.

Так как даже самые ранешние жизнеописания Будды были составлены спустя несколько веков после его погибели и в дошедших до нас текстах правдоподобные сведения утопают в потоке измышленных и просто умопомрачительных Джайнизм: легенды и история 3 глава легенд, в буддологии длительно властвовала теория известного французского индолога Э. Сенара о жизни Будды как о «солнечном мифе». На данный момент ученые считают, что Будда — единоличный создатель раннебуддийской доктрины — личность неисторическая, но Шакьямуни — основоположник буддийской монашеской общины либо один из первых ее создателей — существовал реально. Был ли Джайнизм: легенды и история 3 глава он Сиддхартха либо носил другое имя — сказать тяжело, но в этом случае допустимо полагаться на крепкость самой буддийской традиции.

Ядром ранешнего буддизма числятся так именуемые четыре великодушные правды. Их перечислением раскрывалась проповедь в Сарнатхе, о их же сначала гласил учитель, когда, по преданию, незадолго до погибели в Вайшали по требованию ближайших Джайнизм: легенды и история 3 глава сторонников коротко выложил базу собственной доктрины. Принципы, сформулированные в Вайшали, принимаются всеми направлениями буддизма без каких-то оговорок и сводятся к последующему: «четыре великодушные истины», теория причинности, непостоянство частей, «срединный путь», «восьмеричный путь».

Нареченные первыми «благородные истины», согласно сутрам, в сжатом виде представляют собой положения о том Джайнизм: легенды и история 3 глава, что 1) жизнь в мире полна страданий, 2) существует причина этих страданий, 3) можно закончить мучения, 4) есть путь, ведущий к прекращению страданий. Тут верно указывается, что предлагаемое учение — не абстрактная схема, а практическое наставление, способное принести конкретную пользу и «религиозное освобождение». Переход в новейшую веру обещает избавление от тягот ежедневного бытия.

Что все-таки Джайнизм: легенды и история 3 глава для этого необходимо? Будда отвечает, прибегая к классической идее. Источник всех страданий — рождение, причина последнего — поступки, совершенные в прошлой жизни. Приверженность к земным благам, страсти, связанные с ними, не только лишь обременяют сегодняшнее существование человека, да и предназначают его новые воплощения. Чтоб порвать цепь страданий, бедствий и Джайнизм: легенды и история 3 глава все новых и новых рождений, необходимо уяснить иллюзорность тех ценностей, которыми обычно дорожит индивидум. Не сознавая этой иллюзорности, находясь в незнании (авидья), он становится жертвой страданий. Достижение «истинного знания» значит совместно с тем и прекращение мучения как такого. Это высшее состояние называется нирваной (букв. «уничтожение», «затухание»).

По существу, все Джайнизм: легенды и история 3 глава учение Будды есть ответ на один кардинальный вопрос: как достигнуть нирваны? Нужным средством для этого служит «восьмеричный путь», либо постепенная трансформация психологии адепта. Свое заглавие этот способ самотренировки получил;от «восьми ступеней совершенствования». В согласовании с провозглашенным Буддой психическим подходом ко всем проявлениям жизни, перемена в сознании верующего, трансформировавшая его Джайнизм: легенды и история 3 глава личность, числилась основой всех других перемен в его жизни. Потому «путь» начинается актом, относящимся к сфере мышления. 1-ая ступень — правильные взоры — значит постижение «четырех великодушных истин». Понимание их приводит человека к «правильному стремлению», т. е. к желанию достигнуть нирваны. Оно реализуется как в поведении индивидума, так и в его внутреннем состоянии Джайнизм: легенды и история 3 глава.

Снаружи вступление на путь религиозного совершенствования должно выражаться в соблюдении 3-х заповедей: правильной речи (воздержание от ереси), правильного поведения (ненанесение вреда другим созданиям и т. п.), правильного стиля жизни (добывание пропитания только добросовестными методами). Внутреннее изменение заключается в «правильном усилии» (контроль за состоянием психики, недопущение эгоистических Джайнизм: легенды и история 3 глава помыслов и т. д.) и «правильном направлении мысли» (не должно мыслить «это — я», «это — мое», т. е. концентрировать внимание на своей личности). «Путь» заканчивается «правильным сосредоточением», достижением состояния полной отрешенности от мира и избавления от любых желаний. Идеологи буддизма убеждали, что прохождение через эти восемь стадий обеспечивает человеку полное духовное Джайнизм: легенды и история 3 глава успокоение, которое ничем уже не может быть нарушено. Сразу оно значит, что тот, кто его достигнул, никогда более не воплотится в мире и не будет подвержен порождаемым им страданиям. Другими словами, существо доктрины Будды сводилось к тезису, который повторялся в почти всех проповедях: все, что не содействует достижению Джайнизм: легенды и история 3 глава нирваны, не должно быть объектом сосредоточения.

«Освобождение» в буддизме значит не рвение к счастливой нескончаемой жизни (в других, неземных критериях), а избавление от нее.

Когда Будду спрашивали о природе мира, его происхождении и законах, он, как свидетельствует традиция, отвечал «благородным молчанием». Этот типичный ответ вызвал глубочайшие разногласия в среде исследователей буддизма. Предлагались Джайнизм: легенды и история 3 глава самые разные интерпретации. Согласно каноническим текстам, Будда разъясняет свое нежелание высказаться по данным вопросам 3-мя причинами: эти препядствия конкретно не связаны с практическими вопросами людской жизни, не вытекают из положений доктрины, в конце концов, не содействуют прекращению страданий. Фактически, 3-я причина доказывает 1-ые две. Учение не связано Джайнизм: легенды и история 3 глава с «абстрактной проблематикой» конкретно поэтому, что его единственная цель — определение пути, ведущего индивидума к «освобождению». Будда иллюстрировал собственный взор таковой метафорой: человек, в теле которого застряла стрела, старается извлечь ее, а не растрачивает время на размышления по поводу того, из какого материала она изготовлена и кем пущена.

Может быть названа Джайнизм: легенды и история 3 глава и еще одна причина нежелания буддистов вступать в споры, касающиеся законов развития и существования мира, — острое соперничество с адживикизмом и другими шраманскими доктринами. Если, как говорилось, вопросы метафизики этими школами разбирались, то этические трудности практически игнорировались: провозглашаемый ими безграничный фатализм сводил на нет само понятие свободы воли Джайнизм: легенды и история 3 глава индивидума. Буддизм, разумеется, сознательно противопоставлял себя нареченным течениям. Не занимаясь специально вопросами метафизики, он переносил центр масс на этику. Конкретно она и весь комплекс заморочек, касающихся норм людского поведения, оставляли широкие способности для разработки той либо другой системы предписаний. Этим порождался тот дух практицизма, которым пронизан весь ранешний буддизм.

Но Джайнизм: легенды и история 3 глава ошибочно было бы утверждать, что данное учение не рассматривало ни 1-го положения, имеющего отношение к дилеммам мироздания. Сначала был выдвинут принцип, получивший заглавие «теории зависимого происхождения» (санскр. пратитья-самутпада). Он заключается в признании всеобщего закона относительности: любая вещь появляется под воздействием другой вещи и сама предназначает — возникновение третьей. Нет ничего Джайнизм: легенды и история 3 глава полностью неизменного, все меняется и подчинено принципу причинности. Отсюда делался и очень принципиальный доктринальный вывод об отрицании персональной души (доктрина анатты). Вообще-то нет достаточных оснований мыслить, что этот взор всходит конкретно к «первоучителю» буддизма.


dzhek-london-skazanie-o-kishe.html
dzhek-s-sinom-na-poberezhe.html
dzhemi-bakingem-melburn-shtat-florida.html